Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

"Свой среди чужих, чужой среди своих". Андрей Игнатьевич Алдан-Семенов (1908 - 1985)

"Свой среди чужих, чужой среди своих". Андрей Игнатьевич Алдан-Семенов (1908 - 1985)

"Свой среди чужих, чужой среди своих". Андрей Игнатьевич Алдан-Семенов (1908 - 1985)

История литературного г. Сарапула включает в себя немало имен крупных мастеров художественного слова. Одна из страниц истории связана с именем талантливого писателя Андрея Игнатьевича Алдан-Семенова, автора замечательной трилогии «Красные и белые», повествующей о нашем Сарапуле в 1918 – 1919 годы, периода Гражданской войны. Почти 10 лет работал он над своим самым крупным произведением - трилогией «Красные и белые». Роман был издан в 1970 – 1974 годы, тенденциозное время правления Леонида Ильича Брежнева.

Творчество известного советского прозаика и поэта Андрея Игнатьевича Алдан-Семенова, автора книг из серии «Герои Советской Родины», члена Союза советских писателей, не было безоблачно советским в годы строительства всеобщего социализма.

Родился он в 1908 году в Вятской губернии в деревне Шунгур Уржумского уезда.

В 1926 году, не закончив Вятского пединститута, начинает работать репортером в одной из газет г. Вятки. Ночами, урывками от работы пишет стихи.

1933 год становится судьбоносным годом для молодого поэта. Впервые его стих был опубликован в журнале «Прожектор». В городе Казани выходит его первая книга. А.И. Алдан-Семенов создал Кировское отделение Союза советских писателей и был принят в члены Союза советских писателей. С 1933 по 1936 годы он занимал высокий пост - секретаря Кировского отделения Союза советских писателей. Следует отметить, что в тот период были установлены тесные связи с литераторами Удмуртии. Отчасти это объяснялась тем, что многие территории Прикамья, в том числе и город Сарапул, входили в состав Кировского края, были связаны общими культурными ценностями, отчасти личными пристрастиями секретаря Кировского отделения. Андрей Игнатьевич серьезно увлекся удмуртским фольклором. Он перевел и издал в г. Москве «Песни и сказки удмуртского народа».

Молодой, талантливый, энергичный, имеющий собственное мнение и умеющий отстаивать его, Алдан-Семенов часто вызывал недовольство среди писательской номенклатуры. В 1938 году он по доносу был арестован и приговорен к 15 годам лагерей. Всего на Колыме Андрей Игнатьевич прожил 20 лет. Эти годы резко переменили его жизнь и стали неиссякаемым источником «правды жизни» для творчества. На Колыме он прошел через многие, как сейчас сказали бы, экстремальные профессии: золотоискатель, геолог, лесоруб, рыбак. Свои впечатления он описывал в рассказах для приключенческого журнала «Искатель».

Лагерное творчество им отражено в повести «Барельеф на скале».

Отзыв на книгу сделанный А.И. Солженициным был бескомпромиссным: «… обличающий отдельные перегибы сталинизма, но не желающий видеть в репрессиях фундамент, инструмент советского строя».

Вернуться к настоящему творчеству удалось только лишь в 1958 году, когда он переехал жить в Москву. Его увлекла история России, он стал заниматься историческими романами, написал 19 книг «Черский» или во 2-м издании «Сага о Севере», «Север», «Золотой круг». Произведения были переведены на многие иностранные языки: английский, немецкий, китайский, японский.

Но главным в его писательской биографии становится историко-эпическое полотно «Красные и белые» о трагических днях Гражданской войны в Прикамье.

Во время работы над книгой завязалась дружественная переписка А.И. Алдан-Семенова с сарапульским краеведом А.И. Чухланцевым. В письме 5 августа 1967 г. Андрей Игнатьевич пишет: «Сейчас у меня самые трудные страницы, о борьбе за Агрыз, Сарапул и Ижевск. Надо показать не только Азина, Шорина, Маркина, Раскольникова, но и белых – Солдатова, Юрьева, Федичкина, а ведь это очень нелегко сделать. Меня и так уже упрекают в объективности при описании исторических фактов».

Для поиска этих «объективных исторических фактов» в 1967 году Андрей Игнатьевич совершает поездку в Омск, с заездом на обратной дороге на 2 дня в Сарапул, чтобы «освежить в памяти места событий».

Можно только поразиться его детальному знакомству с историей Гражданской войны в Прикамье, любопытству к малейшим деталям. Но объяснение, как всегда, лежит на поверхности. Писатель, уроженец Вятского края много встречался и имел личные доверительные беседы с участниками тех событий.

«Красные охватили Сарапул широкой подковой: на правом ее фланге находились вокзал и камский мост, на левом – высокий речной обрыв. Четвертый полк Чевырева трижды атаковал железнодорожную станцию: мятежники отбили атаки. У Чевырева не хватало сил на четвертую атаку, и он погнал отца Евдокима за помощью к Азину.

Отец Евдоким приобрел в азинской дивизии популярность красного попа. Его высокую тощую фигуру, в галифе из парчовой ризы, с камилавкой на рыжих косматых волосах, знали все. Поп нравился бойцам и своим добродушием, и неиссякаемой верой в победу.

Азин, непрестанно менявший командные пункты, находился на речном обрыве. С красным широким шарфом, повязанным через плечо, - единственный знак, отличавший его от других командиров, - Азин топтался на круче. Только что примчавшийся от Дериглазова Шурмин сообщил, что сводный полк захватил городскую окраину около кладбища, но выбит офицерами. Белые пулеметы, установленные на каждом перекрестке, надежно прикрывают путь к центру города.

Неудача первых атак изменила Азина: внутреннее напряжение уничтожило его обычную самоуверенность. Острое чувство опасности овладело Шурминым, и он испуганно молчал, ожидая приказов Азина.

Сарапул лежал под ногами, словно огромная пестрая карта. Шурмин видел из конца в конец улицы, сады, здания в садах. Были видны и линии окопов на окраинных улицах, и скопления войск в центре города.

Под самым ухом Шурмина била артиллерия; после каждого выстрела артиллерист рычал:

- Снаряд им в горло, чтоб башка не качалась!

Снаряд с сосущим тягостным звуком ушел в дождь и разорвался на

кладбище.

- Чуть-чуть левее! - подсказал Гарри Стен, сидевший на елке и корректировавший стрельбу. - Снова промах. Давай чуть-чуть правей...

- А ну-ка, слезь с елки, корректировщик! - остервенился Азин. - Долго

будете небо пахать? Левей, правей, а в колокольню когда?».

Легендарный советский фильм «Чапаев» захватывающе приводит кадры психической атаки. В действительности впервые психическую атаку задумали и провели белые во время красного штурма Ижевского завода 7 ноября 1918 года. Вот что пишет об этом в романе Алдан-Семенов:

«Всем известно психологическое воздействие внешней, декоративной

стороны войск на людские толпы, - ответил Долгушин, - И действительно, в слитности, в точности, согласованности движений, стремительном темпе марширующих войск, блеске знамен, возбуждающем реве оркестров таится гипнотизирующая сила. Она возбуждает солдат, опьяняет военачальников, устрашает обывателей.

Эта блестящая военная сила кажется неодолимой на всяких маневрах и парадах. Особенно страшной представляется она нашим мужичкам - серой и вообще-то очень мирной скотинке. А теперь вообразите, господа, как с развернутыми знаменами, под рев оркестров быстрым, парадным шагом пойдут офицеры полка имени Иисуса Христа? Одним своим видом, презрением к противнику, к собственной смерти они психически разоружат толпу. Они поселят страх, и все обернется паникой. А паника всегда гибельна для бегущих. Самое главное в такой атаке - выдержать нарастающий темп движения, неразрывность рядов, величавое спокойствие атакующих. Разумеется, командиры идут впереди.

- Это божественно! - воскликнул капитан Юрьев, и румянец заиграл на его припудренных щеках.

- Даже я увлекся вашим романтизмом войны, - сказал Граве. - Готов

идти в психическую атаку».

Роман «Красные и белые» имеется в библиотеках города. Прочтите. Я думаю, что Вам будет интересно.

Для справки:

- Солдатов – председатель Союза фронтовиков Ижевско-Воткинского восстания в период 8 августа - 7 ноября 1918 г.

- Дмитрий И. Федичкин – Главнокомандующий войсками Учредительного собрания Прикамского края в 1918 г., полковник.

- Георгий Николаевич Юрьев – боевой офицер, полковник, участник Японской и Первой мировой войн, организатор армии из восставших рабочих Ижевского и Воткинского заводов, начальник штаба Воткинской группы народной армии, который сменил Д.И. Федичкина на посту командующего Прикамской народной армией в 1918 г.

- Александр Чевырев – командир 4-го полка Азинской дивизии в годы Гражданской войны.

- Владимир Азин – командир 28-й стрелковой дивизии II Армии Восточного фронта.

Подготовила Л.Л. Коробейникова, научный сотрудник отдела фондов МБУК «МИКСП»

Возврат к списку

(Голосов: 2, Рейтинг: 3.35)