г. Сарапул, ул. Первомайская, д. 68
+7 (341) 474-1168

Виртуальные выставки

Виртуальная выставка,
посвященная 150-летию со дня рождения Н.Е. Ончукова

3 марта 2022 года исполняется 150 лет со дня рождения выдающегося ученого, нашего земляка Н.Е. Ончукова. 

Николай Евгеньевич Ончуков родился в городе Сарапуле Вятской губернии в марте 1872 года. Отец будущего фольклориста, Евгений Иванович, занимался торговлей, мать, Мария Владимировна, из семьи купцов Башмаковых, умерла, когда мальчику было всего три месяца. Мальчик сначала воспитывался у бабушки в поселке Воткинского завода. В 1878 году он вместе с нею переехал в Сарапул к своему отцу.   Здесь семи лет Н.Е. Ончуков поступил учиться в приходское училище

В 1890 году после окончания приходского и уездного училищ в Сарапуле Николай едет на обучение в Казанскую земскую фельдшерскую школу, которую заканчивает в 1893 году. Затем несколько лет  работает фельдшером в различных деревнях Пермской и Вятской губерний. Переселившись в Пермь, Н.Е. Ончуков поступает на службу в больницу пересыльной тюрьмы. В Пермский период своей жизни будущий ученый начинает сотрудничать в местных и столичных газетах. Журналистика, таким образом, стала первой областью, где проявились его гуманитарные наклонности.

На рубеже веков, уже зрелым человеком, Николай Евгеньевич переезжает в Петербург. Здесь на протяжении нескольких лет он печатал небольшие заметки в различных периодических изданиях («Неделя», «Сын отечества», «Северный курьер» «Новое время и др.). В это же время Н.Е. Ончуков наладил контакты с этнографическим отделением Русского географического общества. Нам не известно, как произошло это очень важное для него событие, но к лету 1900 года у Н.Е. Ончукова установились настолько крепкие связи с этим научным учреждением, что с открытым письмом РГО  он отправился в свою первую экспедицию – в Чердынский уезд знакомой ему Пермской губернии. Цель поездки – сбор материалов по этнографии. Путешествия по глухим уголкам России увлекли Н.Е. Ончукова, и на протяжении 1900-1907 годов он совершил шесть путешествий по заданию Российского географического общества и «Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук».

Книга «Печерские былины» сделала Ончукова известным в научных кругах. За это собрание сказок он был награжден малой золотой медалью Русского географического общества.  

В 1905 году Н.Е. Ончуков приступает к подготовке следующего издания: книги «Северные сказки», которая получила высокую оценку специалистов. За «Северные сказки» ученый был награжден большой золотой медалью Русского географического общества.

Малоизвестен факт знакомства Н.Е. Ончукова с М.М. Пришвиным. Роль Н.Е. Ончукова заключается в становлении творческой индивидуальности М.М. Пришвина  и не только в том, что он открыл писателю край непуганых птиц: научные работы этнографа помогли писателю при создании его первой книги и даже непосредственно отразились в тексте очерков.

В 1908 году наступил новый период в жизни Н.Е. Ончукова. Он решил вернуться из Петербурга в родной Сарапул. С 1 марта 1909 года он начал издавать и редактировать ежедневную общественно-политическую и литературную газету «Прикамская жизнь» – «газета прогрессивная и беспартийная», – говорилось в ее программной статье. Но больше всего на ее страницах помещалось сведений о жизни, нравственных и философских взглядах Л.Н. Толстого. Видимо, мировоззрение Л.Н. Толстого было в чем-то близко самому Н.Е. Ончукову.   

Помимо газеты, Н.Е. Ончуков занимался множеством других дел.  Он явился одним из основателей сарапульского земского музея (1909 год). Благодаря ему, в фондах Сарапульского музея хранятся подшивки издаваемой им газеты «Прикамская жизнь за 1909-1916 годы.

1909-1917 годы в жизни ученого – это период, полностью отданный общественной и просветительской деятельности в родном крае, и заслуги его здесь неоспоримы. Фольклористика же надолго отодвинулась на второй план. Но все-таки именно в этот период он выпускает свою третью книгу, сделавшую ему имя в науке – «Северные народные драмы».

11 марта 1917 года газета «Прикамская жизнь» была закрыта, считается, что за проявленные издателем монархические настроения.

В марте 1919 года Колчаковская армия переходит в наступление, Сарапул вновь оказывается в руках белогвардейцев. 28 апреля Красная армия переходит в контрнаступление и городское управление отдает приказ об эвакуации.

Николай Евгеньевич, уходя вслед за Колчаковскими войсками, оказывается в Перми и далее в Омске. Там временным источником его существования становится работа хроникером, репортером газеты «Заря». Газета пользовалась успехом у читающей омской публики, но работать в ней Н.Е. Ончукову пришлось всего около трех месяцев – в июне 1919 году газета была закрыта.

Красная Армия успешно продвигается на восток. Из Омска Николай Евгеньевич эвакуируется в Новосибирск и затем в Иркутск.

Обратный путь на запад был постепенным и долгим. Весной 1920 года в Иркутской губернии эпидемия сыпного тифа, мобилизация всех медиков. Николай Евгеньевич направлен на борьбу с эпидемией в г. Мысовск (ныне г. Бабушкин, Бурятия) и семь месяцев работает эпидемфельдшером.

 В декабре 1924 года Николай Евгеньевич перебирается в Ленинград, где продолжает преподавательскую работу – читает курс фольклора и ведет семинары на факультете языкознания и материальной культуры Ленинградского государственного университета.   

В Ленинграде он снова обретает семью – 9 апреля 1929 года Николай Евгеньевич регистрирует брак с Анной Александровной Булавкиной.  

Устоявшейся и, наконец, более или менее налаженной и благополучной жизни приходит конец. 1 сентября 1930 года в его квартире на Аптекарском проспекте появляются вооруженные люди. Доцента Ончукова арестовывают.  

Решение Особого совещания при Коллегии ОГПУ выносится почти через девять месяцев после ареста Ончукова, в мае, а Николаю Евгеньевичу оно вручается лишь через месяц – 22 июня 1931 года.

Приговор неожиданно мягкий – 3 года ссылки на поселение в северный край. Первоначальным пунктом ссылки стал город Котлас (Архангельская область), позже его переводят немного южнее – в маленький городок Никольск (сейчас Вологодская область).

Анна Александровна обращается с просьбой о досрочном возвращении мужа в правительственную комиссию по делам частных амнистий, возглавляемую старым большевиком Смидовичем.

Как это ни удивительно, но Анне Александровне удается добиться досрочного освобождения мужа. Можно предположить, что Смидович был знаком с деятельностью Н.Е. Ончукова – с 1927 по 1930 год именно он руководил Центральным бюро краеведения.

26 июля 1932 года Ончуков получает удостоверение в том, что он освобожден от административной высылки и имеет право свободного проживания на территории СССР.

Николай Евгеньевич возвращается в Ленинград. Но здесь у него возникает проблема с паспортом. За помощью он обращается к своему давнему знакомому, старому большевику Владимиру Дмитриевичу Бонч-Бруевичу, который пишет письмо первому секретарю Ленинградского обкома ВКП (б) С.М. Кирову.   

Вмешательство Бонч-Бруевича помогло. Конечно, о преподавании речи быть не могло, и он устраивается на работу научным сотрудником в Институт языка и мышления к академику Н.Я. Марру.

1 декабря 1934 года был убит Киров. По Ленинграду и области прокатилось громкое «эхо» этого убийства. Четыре тысячи наиболее враждебных элементов (по усмотрению НКВД) расстреливаются. Десять тысяч «менее враждебных» арестовываются и заключаются в лагеря и тюрьмы на срок от 8 до 10 лет. Более того: 27 февраля 1935 года Управление НКВД по Ленинградской области издает циркуляр «О выселении контрреволюционного элемента из Ленинграда и пригородных районов». Высылке подлежало 10-12 тысяч человек – члены семей осужденных и другие люди, происхождение или мышление которых вызывало хотя бы малейшее подозрение у органов.

23 марта 1935 года в эту мясорубку попадает и семья Н.Е. Ончукова. Воспользовавшись правом выбора города для жительства, Ончуковы выбирают Пензу.

В Пензе Ончуковы постоянно находились «под колпаком» НКВД. В начале осени 1939 года на поминках у некоего Терентия священник Митрофаньевской церкви  А.Н. Рожков наговорил лишнего. Последовал донос. Рожкова арестовывают, и он начинает оговаривать всех мало-мальских знакомых подряд. Немедленно возникает «антисоветская группа церковников». Аресты следуют один за другим. На свет появляется уголовное дело № 11808-п.

Следствие заканчивается 18 января 1940 года, 17 марта начался суд. Дело рассматривалось в закрытом заседании судейской коллегией по уголовным делам Пензенского областного суда.

Николай Евгеньевич был осужден на 10 лет и пять лет поражения в правах.

Наказание отбывал в пос. Ахуны близ Пензы (сейчас это микрорайон города), работал на торфоразработках.  

11 марта 1942 года Николай Евгеньевич Ончуков скончался в лагере и был похоронен близ поселка Ахуны. Полностью реабилитирован лишь в 1989 году.

Научные труды Н.Е. Ончукова востребованы и сегодня.  


Виртуальная выставка «Новогодняя открытка»

В преддверии Нового, 2022 года предлагаем вашему вниманию новогодние открытки из собрания Сарапульского музея-заповедника. Сейчас, когда смс-поздравления вытесняют из нашей жизни старые добрые печатные открытки, особенно интересно проследить их историю.

В России история создания открытки началась позднее Европейских стран – лишь в 1872 году появились первые открытые письма. Первыми иллюстрированными открытками в России стали фотографические видовые открытки с изображением достопримечательностей Москвы. Известна серия из пяти таких открыток, на которой есть надпись, позволяющая их датировать: «Дозволено цензурой. Москва. 18 ноября 1895 года».

После революции, в Советском Союзе открытки были сначала объявлены буржуазным предрассудком, однако со временем их производство вновь началось, поэтому все мы помним о прекрасных открытках, посвященных таким праздникам, как Новый Год, 23 февраля, 8 марта, День Победы и 1 мая.

Работа над открыткой начиналась с рисунков художников. На виртуальной выставке представлены работы самых разных мастеров.

Открывает галерею работа Е. Гундобина. Евгений Гундобин (1910–1975) – профессиональный живописец и график, работавший по заказам Министерства связи СССР. Его новогодние открытки чем-то напоминают кадры из советских фильмов 1950-х годов. На его почтовых карточках мы видим только мир детства. Гундобин реабилитировал волшебную сказку, вернул советским детям веру в чудеса, которая до этого тщательно вытравлялась из новогоднего обихода. Открытки Евгения Гундобина – это особый мир, обаятельный и человечный. Сегодня он может показаться чуть наивным, идеализированным, но в этом и состоит красота настоящей новогодней сказки.

Но и достижения советского народа в 1950-е годы также находили отражение на новогодних открытках (А.А. Антонченко Ледокол «Ленин»).

1960-е годы мы открываем работой художника Татьяны Сазоновой (1926-2011) – художника-мультипликатора, автора множества любимых советских мультфильмов, также работавшей над созданием добрых и красивых открыток.

А как хороша «Рябины ветка…» на открытке, автор которой Михаил Алексеев (1927-1999) – советский российский художник, иллюстратор. После окончания ВГИКа работал на киностудии «Союзмультфильм». Вместе с женой Надеждой Строгановой они занимались графикой. Вместе и по отдельности  выпустили огромное количество книг, открыток, диафильмов, обучающих материалов.

Или открытка 1964 года «Ежиный Дед Мороз», автор которой – народный художник СССР Аминадав Каневский (1898-1976), придумавший образ Мурзилки. Иллюстрации Аминадава Каневского к произведениям Чуковского, Маршака, Барто и других советских детских авторов можно считать классическими, именно благодаря им многие из нас полюбили читать книги.

После полета Юрия Гагарина космическая тематика в СССР была необычайно популярна, нашла она свое отражение и в новогодних открытках. На нашей выставке представлена открытка работы Лидии Модель (1918 – 2005). В 1950-1974 годы она работала на «Союзмультфильме» ассистентом художника-постановщика, художником-фоновщиком. С 1974 – на пенсии. Оформляла почтовые конверты и открытки для издательства «Связь». Работы Модель представлены в частных коллекция в России и за рубежом.

Часто открытки печатались с постановочных фотографий. Представляем вашему вниманию открытку Елизаветы Игнатович (1903–1983) – известного фотохудожника, плакатиста, создателя множества открыток. Она активно сотрудничала с государственным издательством «Искусство», «Советский художник»; с ее фотографиями выпускались почтовые новогодние карточки.

Также фотографию имеют в своей основе открытки работы художника Н. Поклада. Николай Поклад (1946-2010) был театральным художником и иллюстратором. Его «фирменным стилем» были куклы. Он их мастерил как для театра, так и для иллюстраций книг и открыток. Именно новогодние открытки Николай Поклад любил создавать больше всего! Это было как маленькое новогоднее чудо и для самого художника: он делал своими руками кукол и декорации миниатюрных размеров, придумывал сюжет, персонажей. Изобретал снег, морозные узоры... Расставлял свет. Получался маленький театр одного кадра.

Одним из самых известных авторов открыток с веселыми зверятами, снеговиками, детьми и Дедами Морозами, выполненные в простом и приятном стиле был художник Владимир Зарубин (1925-1996). С 1957 по 1982 годы Зарубин работал художником-аниматором на студии «Союзмультфильм». За это время он принял участие в создании сотен замечательных мультфильмов, среди которых «Ну погоди», «Маугли», «По следам бременских музыкантов», «Тайна третьей планеты». В конце 70-х годов Владимира Ивановича приняли в Союз кинематографистов СССР. Почтовой миниатюрой Владимир Зарубин занимался параллельно мультипликации. В 1962 году вышла первая открытка художника, с хорошо узнаваемым «фирменным» стилем, которому мастер никогда не изменял. Но анимацией и открытками не ограничивались интересы многогранного художника. Зарубин активно создавал иллюстрации к книгам, которые и сейчас можно встретить на полках любителей литературы. Но, именно открытки принесли Владимиру Ивановичу всесоюзное признание и любовь.

У каждого художника свой стиль, своя манера, любимые герои. Но даже на новогодних открытках отражается история страны. Мы видим на открытках Деда Мороза с космической ракетой, с транзисторным приемником, с космонавтами. В преддверии Олимпиады-1980 – изображение елки в виде олимпийской символики и, конечно, олимпийского мишки. 

Пусть же прекрасные открытки на нашей виртуальной выставке прибавят всем нам новогоднего настроения и с добрыми пожеланиями мы вступим в 2022-й год!


Виртуальная выставка «День радио»

Мы вновь заглянем в хранилище Сарапульского музея-заповедника. В составе фонда 21 коллекция. Одна из них – «Приборы». В советское время по распоряжению исполкома городского Совета народных депутатов промышленные предприятия Сарапула передавали в фонды музея образцы своей продукции, поэтому сегодня в собрании представлены предметы, заставляющие иногда людей постарше поностальгировать по недавнему прошлому.

Начнем знакомство с музейной коллекцией приборов с продукции Сарапульского радиозавода имени Орджоникидзе – старейшего предприятия отрасли в нашей стране. Свою славную биографию он начал в 1900 году в Санкт-Петербурге. Основанный немецким подданным Отто Треплиным, завод «К. Лоренц» успешно занимался производством телеграфно-телефонного оборудования. В 1914 году, в связи с началом Первой мировой войны, он был секвестирован и переведен в подчинение Главного Военно-Технического управления, занимаясь производством телеграфных аппаратов типа «Морзе», форпостных телефонов и ремонтом огромного количества военной техники связи, поступающей непрерывным потоком с фронта.

По решению Правительства 16 апреля 1918 года завод был преобразован в «Первый государственный электротехнический завод» и переведен в Москву, где расположился на обширных площадях бывшего телеграфного завода «Морзе». В коллекции хранится уникальный предмет – радиоприемник ЭЧС. Экранированный четырехламповый сетевой – «Пионер» отечественного радиостроения. Созданный в годы первой пятилетки на радиозаводе им. Орджоникидзе, приемник стал первым советским аппаратом с постоянным питанием от сети на радиолампах косвенного накаливания. В его конструкции впервые в бытовом радио СССР была применена экранированная лампа СО-124.

С началом Великой Отечественной войны открывается новая страница в биографии завода. Указом Народного Комиссариата электропромышленности СССР от 28 ноября 1941 года «Московский электромеханический завод» был эвакуирован в город Сарапул. В короткие сроки военного времени было организовано его производство и уже с февраля 1942 года начат массовый выпуск радиооборудования для фронта: навигационной и танковой радиоаппаратуры, а также радиопередающих устройств для истребительной авиации.

Еще в 1944 году была начата работа по разработке конструкции радиолы, то есть радиоприемника, одновременно воспроизводящего грампластинки. Наличие собственного конструкторского бюро, в том числе и по специзделиям, было отличительной чертой завода. Были разработаны уникальные образцы консольной радиолы с автоматическим устройством смены грампластинок. Выпуском ее было решено отметить День Победы. За окнами была весна 1945 года, за доработкой образца незаметно минуло время. Принятое решение было выполнено. Радиола «Кама» получила путевку в жизнь. Сейчас это редкий экспонат в экспозиции как заводского, так и городского музея. Напольный вариант радиолы имеет не только устройство смены пластинок, но и отсеки для их хранения, отделку натуральным деревом, высокое качество звучания. К сожалению, «Кама» оказалась не самой удачной для массового производства. Она имела, скорее, «клубный», концертный характер и была весьма дорога в производстве. Опыт работы, накопленный при разработке «Камы» помог в разработке новых изделий для массового потребителя, которых в послевоенные годы были разработаны десятки: радиолы, радиоприемники, в том числе автомобильные стали известны на всю страну.

Успехам завода в послевоенные годы способствовала и шедшая параллельно реконструкция предприятия. В 1948 году на территории бывшего монастыря, занятого заводом еще в войну, начато строительство нового производственного корпуса. В том же году на заводе пущен первый сборочный конвейер. Это позволило повысить производительность труда, снизить себестоимость продукции. Представляем вашему вниманию некоторые образцы продукции Сарапульского радиозавода из фондов Сарапульского музея-заповедника. Благодарим партнера – музей радиозавода – за помощь в подготовке этой виртуального проекта.


Виртуальная выставка «Что нам стоит, дом построить»

Ежегодно 12 декабря отмечается День Конституции Российской Федерации. Двадцать восемь лет назад Конституция сплотила жителей всей страны. Благодаря основному закону в России утвердились мир и согласие, были проведены демократические реформы, закреплены социальные гарантии жителей, в том числе и право на жилище. В рамках еженедельной рубрики «Путешествие по фондам» сотрудники Сарапульского музея-заповедника предлагают совершить онлайн-экскурс и познакомиться с деревянным зодчеством города на Каме.

Строительство дома у любого народа со «времен сотворения мира» считается неким актом творчества. И все потому, что оно включает в себя всю мудрость, таинство и мировоззрение народа. Славяне издревле возводили свои жилища и постройки из дерева. С давних времен мастеров по дереву считали творцами невероятной силы, причастными к особым знаниям о мире.

Возводя рубленый дом, создавая традиционную избу, русские мастера-плотники веками открывали, осваивали и совершенствовали специфические приемы обработки дерева, постепенно разрабатывали прочные, надежные и художественно выразительные архитектурно-конструктивные узлы, оригинальные и неповторимые детали. При этом они всецело использовали положительные качества древесины, умело выявляя и раскрывая в своих постройках ее уникальные возможности, всемерно подчеркивая ее природное происхождение. Это еще более способствовало непротиворечивому вхождению построек в естественное окружение, гармоничному слиянию сооружений, созданных человеком, с первозданной, нетронутой природой.

Главным, и часто единственным орудием русского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает.

Почти каждый крестьянин мог срубить себе дом и хозяйственные постройки. Поэтому в старину плотников чаще всего называли рубленниками. Также они умели делать оконные рамы, мебель и различные предметы быта: ткацкий станок, телегу, лодку и многое другое. Причем пользовались умельцы самыми простыми инструментами. Коллекцию инструментов для обработки дерева из фондов городского музея мы представляем вашему вниманию.

В наследство от прежних времен нам остались богатые традиции обработки дерева. Особенно сильное впечатление на современников производят нарядные деревянные кружева на старинных домах. Дом, изба – это не только материальный объект, это «маленькая вселенная» человека, один из ключевых символов культуры.

Обилием деревянных кружев на домах славится город Сарапул. Несмотря на утраты, посей день на улицах города можно увидеть разнообразие техник и стилей деревянной резьбы.


Виртуальная выставка к Году села в Удмуртии
«Целину поднимем!»


2021-й год объявлен в Удмуртии годом села. История сельского хозяйства в России сложна: в ней чередуются славные и не очень утешные периоды. Можно вспомнить о том, что Вятская губерния была одной из самых «хлебных» в дореволюционной России, и в то же время о страшном голоде в Поволжье после революции 1917 года.

Коллективизация сельского хозяйства в 1930-е годы и Великая Отечественная война, когда женщины заменили на полях не только ушедших на фронт мужчин, но и технику. Еще один непростой период в истории сельского хозяйства связан с последствиями Великой Отечественной войны: нехваткой зерна в послевоенной стране.

В августе 1953 года Верховный совет Советского союза принял новый курс во внутренней политике, который предполагал в сфере сельского хозяйства его подъем. В сентябре 1953 года состоялся пленум Центрального комитета коммунистической партии, на котором были сформулированы проблемы в деревне: экономическая незаинтересованность колхозников в результатах труда, невысокий уровень его механизации, нехватка специалистов. Были приняты решения повысить закупочные цены на продукты сельского хозяйства, снизить нормы поставок колхозов государству, снизить налоги с подсобных хозяйств, увеличить финансирование, поставлять новую технику (например, комбайны, трактора).

В течение ближайших трех лет предполагалось распахать тринадцать миллионов гектаров земель. Значительный объем труда при этом взяла на себя молодежь. Около пятисот тысяч юношей и девушек участвовали в освоении целины. Им определялись достаточно хорошие зарплаты, давались высокие подъемные деньги, обеспечивалось жилье. В науке успехи в распашке новых земель и строительстве в этих регионах разных хозяйственных объектов связываются именно с трудовым энтузиазмом молодежи, который особенно сильно проявился в первые годы. Считается, что потом, примерно с начала 60-х годов ХХ века, он начал по разным причинам спадать. Как и любая грандиозная кампания в огромном Советском Союзе, освоение целины сопровождалось массовой поддержкой государства во всех сферах.

Не остался в стороне и город Сарапул. На фоне всеобщего подъема и энтузиазма молодежь сарапульских предприятий массово подавала заявления с просьбой отправить их на целину.

В Сарапульском театре ставится пьеса «По велению сердца», на лесокомбинате начат выпуск сборных щитовых домов для целинников, – отметила Марина Шитова, заведующий отделом научных исследований и экспозиций. – 23 декабря 1954 года был подписан приказ, который возвестил о появлении в Вишневском районе Казахской ССР нового совхоза. Первыми прибыли в село по направлению Министерства совхозов два посланца. Н. Матвеев получил назначение на должность прораба по строительству, А. Макаров – заведующего нефтебазой совхоза.

В первых числах марта 1955 года прибыли еще 65 юношей и девушек по направлению комсомола Удмуртии. Молодых рабочих из Ижевска и Сарапула сопровождал секретарь Сарапульского горкома партии Александр Гамзиков. Молодежь Удмуртии составила костяк молодого совхоза. Уже в первый год «бабатайцы» засеяли зерновыми около 3 тыс. га. В связи с нехваткой рабочих рук стало пропагандироваться организация производственных практик в новых совхозах. В мае 1955 года в совхозе проходили практику будущие агрономы Сарапульского сельскохозяйственного техникума. В июле 1955 года на рабочем собрании коллектива тружеников совхоза принимается решение о переименовании совхоза «Бабатайский» в совхоз «Ижевский» в честь столицы братской автономной республики города Ижевска.

И хотя сегодня отношение к этому советскому проекту неоднозначно, помнить о нем нужно. Советский период – это очень противоречивая эпоха. Нельзя очернять ее, но говорить, что все было хорошо, тоже неправильно. С обывательской точки зрения целина — романтика. Люди получали здесь большую поддержку государства, работал и  строили свою жизнь.

Сегодня производственный кооператив «Ижевский» – единственное в Аршалынском районе Акмолинской области, в числе немногих в Казахстане, многоотраслевое хозяйство. Здесь птицеводство и животноводство идет наравне с развитием полеводства. «Ижевский» многие годы славится высокими урожаями хлеба. Колос здесь всегда увесистый и полноценный. Хозяйство в числе немногих в области элитносеменоводческое.

Дело, начатое первоцелинниками, продолжает жить и развиваться.


Виртуальная выставка 
«Дмитрий Васильевич Шабердин – директор и таксидермист»

Друзья, продолжаем рассказывать о выдающихся людях города Сарапула в рамках виртуального проекта с показом уникальных предметов из собрания Сарапульского музея-заповедника. На этот раз впервые на широкое обозрение сотрудники музея представляют материалы о Дмитрии Шабердине, таксидермисте и директоре городского музея в 1919-1929 годы.

Дмитрий Васильевич был назначен руководителем музея в 1919 году, но до этого назначения, он подрабатывал в музее таксидермистом. Его таксидермический дар позволяет представлять посетителям музея чучела, выполненные его руками, и в наши дни в основной экспозиции. Особую гордость вызывает факт представления чучел птиц в разделе «Красная книга природы Удмуртской Республики». Многих представителей редких и исчезающих птиц нельзя увидеть в живой природе, но посмотреть, как эти птицы выглядели раньше можно в музейной экспозиции.

Колоссальная нагрузка легла на плечи Дмитрия Шабердина в 1921 году, когда музейные фонды перемещали в новое здание, в котором Сарапульский музей находится и в настоящее время, – отметила Светлана Шкляева, главный научный сотрудник. – Документация, договоры, размещение по группам хранения. Просто удивительно, как с такой нагрузкой справились два сотрудника музея во главе с директором. Нужно было соблюдать и температурно-влажностный режим – это при печном-то отоплении. Чучела, гербарий, уникальная библиотека – сегодня это достояние музея.

Печатный труд «Млекопитающие и птицы Среднего Урала», в котором Дмитрий Васильевич передал не только свои личные наблюдения, но и воспоминания старожилов – охотников и любителей природы. Благодаря именно Дмитрию Васильевичу в Сарапульском музее хранится большое количество предметов из Государственного музейного фонда, поступивших в 1925-1927 годы. Особого уважения заслуживает идея о создании в музее отдела живой природы, который задумал открыть в музее Дмитрий Васильевич в 1928 году, и уже было получено разрешение! Но реализация этой уникальной задумки, когда в музее существовали бы отдел живой и неживой природы – пришлась на годы руководства музеем уже другим директором.

Дмитрий Васильевич, безусловно, оставил фундаментальный «след» для посетителей, исследователей и сотрудников Сарапульского музея.


Виртуальная выставка 
«С художником по Сарапулу. Юрий Жигалов»

Юрий Жигалов родился 9 апреля 1936 года в Москве. Учиться рисовать начал очень рано и впоследствии мог сказать, что «на учителей ему везло». Учился в изостудии у Сергея Соколова и у Николая Синицына. Занятия живописью и графикой у Сергея Соколова, поездки на этюды, чтение книг о художниках – все воспитывало душу будущего пейзажиста, оттачивало технику, учило всматриваться в тайну природы, бесконечно удивляться ее вечной красоте.

С 1951 года Ю.В. Жигалов – участник различных художественных выставок. Оформил свыше 200 изданий книг. 

В 1959 году Юрий окончил Архитектурный институт, стал успешным архитектором. Его работы по проектированию Дома художников на Кузнецком мосту, кинотеатров, детских садов, школ были на слуху. С 1962 года – член Союза архитекторов СССР. 

И внезапно резкий поворот в карьере, художник бросает архитектуру и погружается в живопись, начинает все сначала. Юрий Жигалов, прежде всего себе доказал, что живопись – его истинное призвание. Им были оформлены множество книг, он выставлялся, прошли персональные выставки. И как итог – Жигалова признали художником. Но, как же тяжело, далось ему решение…

В 1980 году состоялась персональная выставка Юрия Жигалова в Поленове. Позднее работы художника демонстрировались на выставке «Дни РСФСР в Греции». С 1974 года Юрий Жигалов – член Международной федерации художников ЮНЕСКО.

В картинах Ю.В. Жигалова нет холодного блеска фотографичности. В них слышится богатый душевный опыт художника, воспитанный поколениями русских живописцев. В его пейзажах живет целомудренная влюбленность в природу.

Юрий Владимирович несколько раз приезжал в город Сарапул. Вдохновленный красотой старины и величавой природой камских берегов, художник страстно работал.

Серия этюдов, выполненных художником с 1980-1981 годы на пленэре в Сарапуле, хранятся в художественной коллекции Сарапульского музея-заповедника. Мозаика из городских уголков, запечатленных 40 лет назад, погружает нас в уходящую историю города на Каме.

Интересно рассматривать дома и овраги, улочки, – отметила Анна Кривошеева, ведущий научный сотрудник Сарапульского музея. – С любовью и трепетом запечатленные моменты чутким взором художника на маленьких холстах. Они писались прямо на улицах, зимой в мороз, осенью на ветру, летом на жгучем Прикамском солнце. По этому так эмоциональны и легки. 


Виртуальная выставка «О женщине, ей всё по плечу», 
посвященная Международному женскому дню

Сарапульский музей-заповедник представляет виртуальную выставку, посвященную Международному женскому дню. На слайд-шоу показаны репродукции работ советского художника, живописца и графика Александра Самохвалова, хранящиеся в фондах старейшего музея Удмуртии.

Певец красоты советских богинь с ядром и кувалдой, – прокомментировала Анна Быкова, ведущий научный сотрудник Сарапульского музея. – Женщины на рабочем месте, в спорте, на отдыхе, что-то безвозвратно, потерявших в своем облике и все же, остающихся женщинами с женской грацией и красотой даже в мужской работе, с неведомой женской тайной и обаянием. Образы, полные мажорного пафоса и в то же время по-своему сюрреального, почти «мифологического» обаяния. Это своего рода таинственные современные богини, окруженные романтическим ореолом.

Александр Самохвалов (1894-1971) – автор картины «Девушка в футболке». В 1937 году эта работа была включена в экспозицию Международной выставки в Париже и удостоена золотой медали. Тогда же за панно «Советская физкультура», выполненное для советского павильона, и за иллюстрации к «Истории одного города» Михаила Салтыкова-Щедрина художник получает два Гран-при Международной выставки.

По-разному критики и современники оценивали и воспринимали творчество художника. Хотя и для почитателей его таланта, и для не приемлющих его творчество он был и остается певцом социалистического «рая». При жизни официально признанный, сумевший найти и выразить то, что хотел, узнаваемый, Самохвалов обладал своим стилем, видел красоту в современности.

Он родился 21 августа 1894 года в городе Бежецке Тверской губернии. В 1923 году окончил петроградские высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС), ученик Кузьмы Петрова-Водкина. Участник выставок с 1914 года. Участник объединений художников «КРУГ» (1926-1929 гг.) и «ОКТЯБРЬ» (1930-1932 гг.). Член Ленинградского Союза советских художников с 1932 года.

Александр Николаевич занимался плакатом, скульптурой, монументальной и станковой живописью, декоративно-прикладным искусством, иллюстрировал книги. Он лауреат дипломов Гран-При и золотых медалей международных парижских выставок (1925, 1937 гг.). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1967 г.). Его персональные выставки проходили в Ленинграде (1963 г.), Петербурге (1994 г.) и Твери (1994 г.).

С середины 1930-х годов художника приглашают работать в театры. Он оформляет спектакли «Бесприданница» Александра Островского (Государственный Большой драматический театр имени М. Горького, Ленинград, 1935 г.), «Горячее сердце» Александра Островского и «Стакан воды» Эжена Скриба (Академический театр драмы им. А.С. Пушкина, Ленинград, 1943 г.) и другие.

Произведения Александра Самохвалова представлены в собраниях Русского музея, Третьяковской галереи и частных коллекциях в России, Германии, Великобритании, Франции, США, Италии и других странах. В коллекции «Графика» Сарапульского музея-заповедника хранится альбом репродукций художника, который был закуплен в издательстве «Ленкнига» в 1981 году.


Виртуальная выставка «Сарапул – колыбель Удмуртской автономии»,
посвященная 100-летию государственности Удмуртии


2020 год богат на юбилейные даты. Так, 4 ноября Удмуртская Республика отмечает 100-летие своей государственности. К знаменательному событию сотрудниками Сарапульского музея-заповедника подготовлена виртуальная выставка «Сарапул – колыбель Удмуртской автономии». В рамках проекта каждый может получить ответ на часто задаваемый вопрос: «Почему не Сарапул стал столицей Удмуртии?».

А предпосылки к этому были. Именно в Сарапуле проходили все основные организационные мероприятия по созданию автономии удмуртского народа. Здесь состоялись съезды удмуртского народа, конференция коммунистов-удмуртов, съезды удмуртской интеллигенции и женщин-удмурток.

На углу улиц Раскольникова и Первомайской до сих пор стоит дом, в котором в 1919 – 1920 годы работал Народный комиссариат по делам удмуртов – центр национального движения. Возглавлял комиссариат Иосиф Наговицын, профессиональный революционер. В 1920-м году в сарапульской типографии издавалась первая газета на удмуртском языке «ГУДЫРИ» («ГРОМ»).

Результатом проведенной работы, в том числе и по просвещению удмуртского народа, было создание в 1920 году, Вотской автономной области. В 1932 году она была переименована в Удмуртскую автономную область, которая в 1934 году была преобразована в автономную республику. Об этом рассказывают музейные документы и фотографии проекта. Приятного знакомства!


Виртуальная выставка «Земля легенд»,
посвященная Дню народного единства и 100-летию государственности Удмуртии


Россия в процессе своей многовековой истории формировалась как многонациональное государство. В городах и селах Удмуртской Республики живет более 130 национальностей. Яркой мозаикой на карте республики стал город Сарапул, который объединил на своей территории более 60 народов с уникальным материальным и духовным наследием.

Не случайно, одними из первых в коллекциях Сарапульского музея стали предметы, показывающие красоту, особенности и уникальность народов, здесь проживающих. В музее широко представлены традиционные костюмные комплексы, украшения, предметы домашнего быта, орудия труда и многое другое.

Наиболее многочисленной в музейном собрании является удмуртская одежда, показанная исторически сложившимися основными группами: северных и южных удмуртов.

Костюм северных удмуртов трехцветный (белый, красный и черный), состоял из белой холщовой рубахи с вышитым съемным нагрудником, поверх рубахи надевался кафтан белого цвета, украшенный красной вышивкой. Трехцветная гамма в дальнейшем отразилась в государственных символах Удмуртии.

Одежда южных удмуртов была более пестрой по отношению к северным соседям. Рубаха шилась из пестряди с воротником-стойкой, подолом с кружевом или сборкой, в состав комплекса входил яркий цветной передник.

Отдельные элементы удмуртского костюма, в том числе и головные уборы, отражают различные факторы: возраст, пол, социальный, семейный статус и т.д. Особенно выделяли своих хозяек женские украшения. Они служили оберегом. Яркие нагрудники, как правило, с серебряными монетами, являлись семейной реликвией.

Сарапул был основан во второй половине XVI века, как русское поселение. Поэтому, не случайно, среди первых поступлений музея – коллекция русских женских головных уборов и набойные доски, поступившие от одного из основателей музея Михаила Тюнина.

– Важным по значимости в комплексе женской русской одежды был сарафан, который надевался поверх рубахи, – комментирует Оксана Ратникова, заведующая отделом – руководитель историко-краеведческого музея. – В фондах Сарапульского музея находятся различные по покрою, материалу и отделке сарафаны: косоклинные, круглые. Непременной принадлежностью сарафанного комплекса являлась нагрудная одежда – душегрея, на Среднем Урале известная как епанечка (парчовая женская безрукавка).

В первые годы своей деятельности городской музей получил интереснейшие образцы татарской мужской и женской одежды. Основные элементы женской одежды татар – рубахи и штаны, чаще всего их шили из цветного ситца. Поверх рубахи носили камзол. Из головных уборов коллекции можно выделить калфаки, тюбетейки, сшитые из бархата, атласа, расшитые блестками или бисером. Неизменным атрибутом татарского костюма являлись кожаные сапоги – ичиги с ярким замысловатым орнаментом. При их создании обычно использовался растительный орнамент.

Хранящаяся в фондах Сарапульского музея-заповедника, созданная в разные времена и разными народами одежда, характеризуется индивидуальностью, красочностью и оригинальностью.

Продолжая традиции, благодаря наследию наших предков, нам удается сохранить собственную самобытность, превращая накопленный потенциал в достояние Сарапула, Удмуртии и России!


Виртуальная выставка «Имя в истории Сарапула: Евгений Иванович Кычанов – выдающийся ученый в области тангутоведения», посвященная Дню российской науки

Ежегодно, 8 февраля, отечественное научное сообщество отмечает свой профессиональный праздник – День российской науки. Дата праздника совпадает с днем учреждения Петровской Академии наук.

Российская наука дала миру огромное множество великих имен и достижений, она всегда шла в передовых рядах мирового прогресса. Свой вклад в расширение границ знания внесли и продолжают развивать перспективные направления в науке, ученые, которые были связаны с Сарапулом. Наш город подарил миру немало великих деятелей различных областей научных знаний: Павел Кондратьевич Ощепков – доктор технических наук, основатель отечественной радиолокации и интроскопии; академик, стоявший у истоков становления и развития плазменной физики – Сергей Вячеславович Дресвин и доктор психологических наук, создатель оригинальной научной школы в области психологии и акмеологии – Алексей Александрович Бодалев, а еще Николай Васильевич Мельников – академик, горняк, специалист по теории разработки месторождений открытым способом и управлению взрывом, а также Яков Айзикович Раппопорт – инженер, специалист в области дирижаблестроения и скафандростроения, ученик основоположника теоретической космонавтики Константина Циолковского и многие другие ученые. В День науки сарапульские музейщики презентуют виртуальную выставку, посвященную нашему уроженцу, востоковеду, доктору исторических наук, специалисту в области тангутоведения – Евгению Ивановичу Кычанову (1932 – 2013).

Евгений Иванович Кычанов родился 22 июня 1932 года в Сарапуле. Вырос в семье инженера-землеустроителя, работавшего в ту пору начальником Прикамского земотряда – Ивана Кузьмича и воспитателя детского сада – Галины Павловны. В 1950 году, окончив мужскую среднюю школу № 16, Евгений Иванович отправился в северную столицу с намерением поступить на исторический либо филологический факультет Ленинградского государственного университета. Однако, благодаря, счастливой случайности он поступил на восточный факультет, решив посвятить себя изучению истории Китая.

Студенческие годы для Евгения Ивановича, как и для всего послевоенного поколения, были трудными, но наполненными духом романтики и настоящей дружбы. В одной группе с ним учились ставшие потом известными исследователями – Владислав Кузнецов, Виталий Ларичев, Эрнст Шавкунов, Юрий Зуев. Евгений Кычанов учился легко и с удовольствием, был одним из самых блестящих студентов не только факультета, но и всего университета. За дипломную работу «Крестьянское движение в провинции Гуандун и Хунань в период первой гражданской революционной войны»» он был удостоен первой университетской премии. Весной 1955 года Евгений Иванович был рекомендован Восточным факультетом в аспирантуру Сектора восточных рукописей Института востоковедения Академии наук СССР (ИВ АН СССР) по специальности «тангутоведение». Сдав успешно конкурсные вступительные экзамены, он 1 ноября 1955 года стал аспирантом ИВ АН СССР.

На аспирантские годы Евгения Ивановича Кычанова приходится важный этап преобразования Сектора восточных рукописей в Ленинградское отделение ИВ АН СССР. В 1957 году значительно расширилась площадь Института, штат стал пополняться новыми сотрудниками, были сформированы новые кабинеты. В это время молодой аспирант вживался в жизнь разраставшегося коллектива, собирал материал для диссертации, ходил на занятия по французскому языку. К осени 1958 года Евгений Иванович подготовил текст кандидатской диссертации «Государство Си-Ся (982—1227)». Эту работу он блестяще защитил 30 июня 1960 года на Восточном факультете Ленинградского государственного университета. Диссертация стала первой в мировой науке специальной работой, посвященной истории тангутского государства. Евгений Иванович исчерпывающе использовал китайские источники по данной теме, впервые затронул вопросы этногенеза тангутов, их экономического развития и распространения буддизма в государстве Си Ся. Диccертация имела новаторский характер, поскольку все более ранние работы по тангутоведению были посвящены исследованию языка и письменности.

1 декабря 1958 года Евгений Иванович был зачислен на должность младшего научного сотрудника Ленинградского отделения ИВ АН СССР. Тогда же по заданию дирекции он стал выполнять научно-техническую работу в рукописном фонде Института, где разбирал тибетский фонд.

С 1962 года занимался дешифровкой тангутских фонетических таблиц, итоги работы были опубликованы в «Исследовании по фонетике тангутского языка (предварительные результаты)» (М.: Издательство восточной литературы, 1963). Монография наметила методику, с помощью которой стало возможным определять чтение знаков, содержащихся в фонетических словарях тангутского языка. В 1963 году Евгений Иванович подготовил еще одну работу «Звучат лишь письмена» (М.: «Наука», ГРВЛ, 1965), предназначенную для широкого круга читателей. В этой небольшой монографии, представляющую серию очерков по истории тангутоведения, раскрылся его прекрасный литературно-повествовательный дар.

Надо сказать, что и организаторские способности Евгения Ивановича также были сразу отмечены и использованы руководством Института: после зачисления на работу он в течение двух лет выполнял обязанности ученого секретаря Дальневосточного кабинета Института, а в 1964 году был избран председателем профсоюзного комитета. В январе 1963 года в составе Дальневосточного кабинета под руководством Е.И. Кычанова была организована тангутская группа по изучению грамматики языка, книжной культуры тангутов и работы с переведенными с китайского языка памятниками китайской классики. Евгений Иванович приступил к исследованию оригинальных тангутских сочинений, в частности, к переводу сборника пословиц XII века «Вновь собранные драгоценные парные изречения». У группы было также две общих темы: роспись и перевод словарей «Море письмен» и «Море письмен, смешанные категории» с целью расширения репертуара известных тангутских знаков и слов, а также подготовка к машинному переводу тангутского текста военного трактата «Сунь-цзы».

С марта по июль 1964 года Евгений Иванович находился в Пекине в Высшей подготовительной школе для иностранных студентов, оказавшись одним из последних стажеров, отправленных из Советского Союза в Китай по обмену накануне длительного периода охлаждения отношений между нашими государствами. По собственному его признанию, тема, связанная с изучением малого народа, обитавшего в древности на территории КНР, не встретила энтузиазма руководителей стажировки с китайской стороны, поэтому формально ему не был предоставлен научный руководитель, и его пребывание в Китае имело целью лишь усовершенствование в языке.

В 1968 году выходит в свет одна из основных работ Е.И. Кычанова «Очерк истории тангутского государства», которую он в 1970 году защитил в качестве докторской диссертации. Этот труд впервые в мировой науке представил историю народа тангутов с момента зарождения до трагической гибели в 1227 году. Подробное освещение получили вопросы этногенеза, становления и упрочения государства Западное Ся, его политической, экономической и военной истории, а также особенностей самобытной культуры, религии и письменности тангутов.

С конца 1960-го года Евгений Иванович поддерживал научные контакты с европейскими исследователями Центральной Азии: Луи Гамбисом, Гербертом Франке, Эриком Гринстедом, Марией Ференци, Дьердем Карой, Ральфом Штейном и др. Китай до начала 1980-х годов оставался для отечественных исследователей закрытой страной. С современными работами на китайском языке по истории права и тангутоведению Евгению Ивановичу удалось познакомиться в 1978 году в Копенгагене во время научной стажировки. Но непосредственные личные контакты с китайскими тангутоведами установились лишь спустя почти десять лет, когда зимой 1987 году в Ленинград прибыли занимающие сейчас лидирующее положение в китайском тангутоведении – профессор Ли Фань-вэнь и профессор Ши Цзинь-бо. Им было известно о работах Кычанова, часть которых была даже переведена на китайский язык. А в 1989 году Евгений Иванович впервые после долгого перерыва посетил Поднебесную.

Именно в этот период Академия общественных наук КНР обратилась к руководству АН СССР с предложением полностью издать факсимиле рукописные материалы из Дуньхуана и Хара-Хото. Предложение было встречено согласием, что положило начало многолетнему сотрудничеству. В рамках этого издательского проекта в 1993 – 2000 годы в Институт несколько раз приезжала группа исследователей и фотографов, возглавляемая профессором Ши Цзинь-бо. Редактором с российской стороны был Е.И. Кычанов. Результатом стало издание 14 томов памятников тангутской письменности. Публикация коллекции из Хара-Хото сразу же дала мощный импульс развитию тангутоведения во всем мире, в первую очередь в Китае.

В 1990 – 2000 годы выходят крупные обобщающие работы Е.И. Кычанова, над которыми он трудился многие годы. В 1997 году была издана монография «Кочевые государства от гуннов до маньчжуров» (М.: «Восточная литература» РАН), содержавшая анализ процессов становления государственности у кочевых народов Центральной Азии. Книга стала результатом изучения Е.И. Кычановым структуры обществ сопредельных с Китаем народов и их государственной идеологии.

В 2006 году была опубликована выдающаяся работа, которая стала итогом более чем 40-летнего труда Е.И. Кычанова «Тангутско-китайско-русско-английский словарь». С первых же дней работы над тангутским фондом в 1959 году Евгений Иванович вел рабочую картотеку-словарь, которую он расширял и дополнял в течение всей своей жизни, учитывая и собственные данные, выявляемые в ходе дешифровки рукописных текстов, и данные, публикуемые в трудах его коллег. Поэтому Словарь стал итогом, обобщившим достижения мировой науки по дешифровке тангутской письменности за всю историю ее развития, и не имеет аналогов.

В 2008 году в издательстве Факультета филологии и искусств СПбГУ вышел сборник статей Е.И. Кычанова «История тангутского государства», объединивший более 50 статей по истории, праву, военному делу и культуре Си Ся. Публикация статей разных лет имела не только фундаментально-научное значение, но и показывала динамику исследования проблемы, пути совершенствования переводов и интерпретации источников, изменения в подходах к изучению цивилизации тангутов.

Следует отметить, что Евгений Иванович писал все свои работы, выполняя большую научно-организационную работу в Институте. Находясь в должности заместителя директора по науке Института, он с 1978 года заведовал также Сектором Дальнего Востока, а после его реорганизации с 1983 года – Сектором историографии и источниковедения Китая и Центральной Азии. В непростое время с 1997 по 2003 годы он был директором Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения Академии наук. Состоял членом многих редколлегий, ученых и диссертационных советов, был удостоен звания почетного профессора целого ряда зарубежных университетов. При этом Евгений Иванович подготовил десятки учеников-аспирантов. В 1986 году ему было присуждено ученое звание профессора.

До последних дней, пока болезнь не ослабила его, Евгений Иванович неустанно трудился на благо науки. Он готовил к изданию документы из Хара-Хото, занимался обработкой тангутского фонда, которая была направлена на то, чтобы учесть всю совокупность достижений по определению и соединению памятников тангутского письма.

Как отмечают его коллеги из Института, Евгений Иванович был выдающимся человеком, обладавшим редким врожденным талантом к исследовательскому труду. Связав свою научную судьбу с тангутоведением, Евгений Иванович вписал одну из самых ярких страниц в историю этой сложнейшей дисциплины, составляющей гордость отечественного востоковедения. При этом Евгений Иванович блестяще разработал и многие актуальные проблемы истории государственности, права, этногенеза, письменного наследия народов Китая и Центральной Азии.

Евгения Ивановича не стало 24 мая 2013 года. В знак признательности за большой вклад в науку, на родине Евгения Ивановича Кычанова в Сарапульском Музее истории и культуры Среднего Прикамья сформирован его личный фонд, куда вошли материалы, отражающие жизнь и деятельность востоковеда. Фотографии из семейного архива, письма, книги с дарственной подписью – все это нашло отражение в виртуальной выставке, с которой можно познакомиться прямо сейчас. Отметим, что все предметы были любезно предоставлены на хранение от друга семьи Кычановых – Юрием Борисовичем Ярховым в 2018 году. 


Виртуальная выставка «Основной закон государства», посвященная Дню Конституции Российской Федерации

12 декабря отмечается День Конституции Российской Федерации. Главному нормативному правовому акту нашей страны в этом году исполнилось 25 лет. Принятие Основного Закона – значимая веха в новейшей истории России. Утверждая такие незыблемые ценности, как единство нашего многонационального народа, защита семьи и Отечества, справедливость и благополучие граждан, Конституция гарантирует соблюдение прав и свобод каждого россиянина, сохранение и совершенствование достигнутых социальных стандартов жизни.

Следует отметить, что у российской конституции длинная история. Она пережила разные времена и всегда была неразрывно связана с историей государства. В День Конституции сарапульские музейщики подготовили виртуальную выставку «Основной закон государства». В основу презентации легли материалы из коллекции «Редкая книга», часть из которых на широкое обозрение представляется впервые. С проектом подробнее можно ознакомиться на официальном сайте Музея истории и культуры Среднего Прикамья в разделе «Виртуальные выставки», а также в группах в социальных сетях.

Как уже было сказано, Конституция – основной закон государства, особый нормативный правовой акт, имеющий высшую юридическую силу. Она определяет основы политической, правовой и экономической систем государства. На протяжении непростой истории нашей страны менялся и ее основной закон.

– Собранные Сарапульским музеем коллекции ярко иллюстрируют историю государства, – прокомментировала Елена Опалева, главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья. – Коллекция «Редкая книга» не является исключением. В преддверии юбилея первой советской конституции и в честь 25-летия современной конституции, мы презентуем виртуальную выставку книг, в которой представлены как сами Конституции, принятые в разные годы, так и литература, которая предшествовала появлению основного закона страны, а также книги, помогающие изучать и понимать Конституцию.

Первая Конституция РСФСР была принята 10 июля 1918 года на V-м Всероссийском съезде Советов. Она закрепляла новое название страны – Российская Советская Федеративная Социалистическая республика. Высшим органом государственной власти стал Верховный съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казацких депутатов. Конституция закрепляла диктатуру пролетариата и содержала 6 разделов, 17 глав и 90 статей.

После создания в 1922 году Союза Советских Социалистических республик появилась необходимость в новой Конституции, которая была утверждена вторым съездом Советов 31 января 1924 года. Эта Конституция устанавливала единое союзное государство, подчеркивала диктатуру пролетариата, подтверждала классовые права трудящихся. Принятие данного документа способствовало признанию СССР иностранными державами. Состояла такая Конституция из двух разделов: декларации и договора об образовании СССР.

5 декабря 1936 года была утверждена новая – «Сталинская» Конституция – конституция «победившего социализма». Она имела более демократичный характер, предоставила всем гражданам равные права. В ее обсуждении принимали участие 75 миллионов человек. Содержала 13 глав и 146 статей.

В 1937 году появилась и новая конституция РСФСР (республика входила в состав Советского Союза), утверждающая новый законодательный орган – Верховный Совет России. Эта Конституция РСФСР практически неизменно просуществовала до 90-х годов XX века.

7 октября 1977 года вступила в силу следующая Конституция СССР – «Брежневская», конституция «развитого социализма». Она признала новую социальную общность – единый советский народ и провозглашала: равноправие граждан; права, свободы и обязанности граждан; социальную однородность общества; государство становилось основным орудием строительства коммунизма. Руководящей и направляющей силой советского общества была объявлена Коммунистическая партия Советского Союза.

Сегодня мы живем по Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года и вступившей в силу 25 декабря 1993 года. 


Виртуальная выставка «Пробуждение», посвященная 90-летию художника, живописца, Заслуженного работника культуры Удмуртии – Якова Леонтьевича Завирухи


Яков Леонтьевич Завируха – художник, живописец, Почетный гражданин г. Воткинска, заместитель председателя Общества Воткинских художников, Заслуженный работник культуры Удмуртской Республики.

Художник родился в 1928 году в Молдавии. В 1933 году семью раскулачили и сослали в Сибирь. Родители рано умерли, и Яков попал в Сарапульский детский дом. С Сарапулом связаны яркие детские воспоминания: походы на Старцеву гору и встречи пароходов, занятия музыкой и спортом. За участие в выставке рисунков его наградили первой премией – новеньким портфелем, в котором были акварельные краски, альбом и набор цветных карандашей. Способного юношу направили в ижевское ремесленное училище на учебу по наглядной агитации. После армии Завируха работал художником-оформителем на Воткинском машиностроительном заводе и во Дворце культуры «Юбилейный», окончил Народный университет искусств имени Н.К. Крупской в Москве. Много лет руководил кружками изобразительного творчества для взрослых и детей, стал заместителем председателя Общества воткинских художников. Многие ученики воткинской народной изостудии стали известными художниками, преподавателями изобразительного искусства Пробужденное в детстве чувство прекрасного сопровождает их всю жизнь.

С 1950 года Завируха неоднократно участвовал в художественных выставках самодеятельного творчества всесоюзного и российского значения. Яков Леонтьевич пишет ярко, сочно, радостно, пишет то, что ему очень дорого и близко. Творчество мастера хорошо знакомо жителям Удмуртии. Много картин художник подарил Музею истории и культуры Среднего Прикамья в память о городе своего детства.

В 2008 году имя Якова Леонтьевича Завирухи было занесено в энциклопедию «Лучшие люди России».  В 2009 году художник написал воспоминания о своем детстве для книги из серии «Память Сарапула». Они опубликованы в издании «Эпоха с красной строки».


Виртуальный проект «Лубок против «зеленого змия» к Всемирному дню трезвости и борьбы с алкогольной зависимостью

Антиалкогольная пропаганда – центральная тема виртуального проекта Сарапульского музейного комплекса, представляющего собой серию графических рисунков, выполненных в традициях русского лубка.

Лубок – гравированный лист с рисунком и текстом, который создавался полупрофессиональными мастерами и бытовал среди народа на протяжении XVII – начала XX веков. Лубок сопровождал человека от рождения до самой смерти: духовные листы заменяли дорогие иконы, а светские картинки украшали стены домов мещан и небогатых купцов, разного рода мастеровых людей и городской бедноты. Народные картинки отличались доходчивостью текстов и изобразительного ряда, яркостью красок и взаимодополняемостью изображения и пояснений. Лубок был своего рода «азбукой» и «живой газетой», в нем нашли отражение народная мудрость и сатира.

– В 1982 году по инициативе художника Виктора Пензина в Москве было создано Товарищество художников «Мастерская народной графики «Советский лубок», – отметила Валентина Конюхова, главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья. – Это был клуб энтузиастов – художников-графиков, которые считали своей задачей подробно и всесторонне изучить специфику жанра русской народной картинки и возродить это древнее полузабытое искусство. Ими была собрана коллекция старинного лубка, реконструировано более сотни лубочных сюжетов, разработана стилистика современной народной картинки.

В собрании Сарапульского музея хранится большая коллекция лубка мастерской В.П. Пензина. Графические листы, выполненные на тему борьбы с пьянством в стилистике народного искусства XIX века, отразили и характерные для советского периода черты.

Вопреки устоявшимся воззрениям, пьянство в нашей стране не имеет вековых традиций. В Древней Руси употребление алкоголя носило ритуальный характер и использовалось для важных государственных, торжественных, религиозно-политических целей.

Трезвость русского общества отмечали даже иностранцы. Так, посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, мемуарист-этнограф XVI века Михалон Литвин писал: «В Московии же нет нигде шинков, и если у какого-нибудь домохозяина найдут хоть каплю вина, то весь его дом разоряется, имения конфискуются, прислуга и соседи, живущие на этой же улице, наказываются, а сам хозяин навсегда сажается в тюрьму. Так как московитяне воздерживаются от пьянства, то города их изобилуют прилежными в разных родах мастерами…».

Такое состояние общества имело место не только в глубокой древности. Еще в начале XIX века российское общество считалось одним из самых трезвых в цивилизованном мире того времени. Наша страна стояла на предпоследнем месте в мире по душевому потреблению алкоголя в течение трех столетий с XVII до начала XX века.

В начале прошлого столетия в России отмечена печальная тенденция роста потребления алкогольной продукции, что привело к пропаганде здорового образа жизни, в том числе и в искусстве. 


Виртуальная выставка к 75-летию Великой Победы
«Владимир Георгиевич Старов: художник, воин, гражданин»


Годы Великой Отечественной войны навсегда вписали в историю города Сарапула сотни судеб людей, нашедших приют и сердечное тепло на высоком берегу реки Камы.

Одной из таких страниц стала судьба народного художника России, участника Великой Отечественной войны, профессора Института имени И.Е. Репина, работы которого хранят более 100 музеев мира – Владимира Старова. С первых дней войны восьмиклассник Владимир Старов столкнулся со всеми тяготами и трудностями военного времени, работая по ночам санитаром-добровольцем в эвакогоспитале № 2015 города Ленинграда.

15 февраля 1942 года вместе с матерью Владимир был эвакуирован по «дороге жизни» из блокадного Ленинграда в город Сарапул. Семью разместили в квартире по улице Красногвардейской. Здесь Владимир продолжил обучение, поступив в 9-й класс школы № 3 (ныне – школа № 17). Мама устроилась на работу в Сарапульский музей, в здании которого в то время разместился Музей-хранилище Ленинградских пригородных дворцов-музеев. 19 января 1943 года в Сарапуле Владимиру исполнилось 18 лет, из 10-го класса его призвали в армию, на фронт.

Владимир Георгиевич прошел путь от рядового солдата-разведчика до командира отделения разведки и помощника командира взвода управления, отмечен 11 благодарностями Верховного Главнокомандующего. Награжден орденом «Красная Звезда», медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

В 1987 году, через 44 года, художник вновь посетил Сарапул.

Благодарен городу, который меня приютил после того, как я, умирающий, выехал 15 февраля 1942 года из Ленинграда, – писал художник-фронтовик директору школы № 17 В.А. Красноперову. Во время этого визита Владимир Старов передал в фонды Сарапульского музея свои работы с автографами от благодарного дарителя.

Всего в фондах Сарапульского музея-заповедника хранится 45 графических работ художника, в том числе произведения, выполненные в технике акварель.

В рамках виртуальной выставки в Год памяти и славы представляем вашему вниманию линогравюры из «Серии цветных линогравюр 1941-1945 годов». Пять оттисков из этой серии хранятся в художественной коллекции Сарапульского музея-заповедника, а печатные формы в научно-исследовательском музее Санкт-Петербургской академии художеств. Всего серия состоит из 13 работ, посвященных теме Великой Отечественной войны.

Следует отметить, что линогравюра – способ гравирования на линолеуме, который возник на рубеже XIX – XX века. Линолеум представляет собой хороший материал для гравюр большого размера. Для гравировки применяют линолеум толщиной от 2,5 до 5 мм.


Виртуальная выставка к Дню солидарности в борьбе с терроризмом


Ежегодно, 3 сентября, Сарапульский музей-заповедник принимает участие в мероприятиях, приуроченных к Дню солидарности в борьбе с терроризмом. Эта памятная дата России была установлена в 2005 году и связана с трагическими событиями в Беслане, когда террористы в начале учебного 2004 года захватили одну из городских школ. Во время террористического акта погибли несколько сотен человек, большинство из которых были дети. 

Сарапул имеет прямое отношение к первому в истории нашей страны захвату в заложники детей. Ровно 39 лет назад, 17 декабря 1981 года, в городе на Каме произошел первый террористический акт с участием школьников. На этот шаг пошли двое вооруженных дезертиров, мечтавших сбежать в другое государство. Освобождением учеников 10 «В» класса школы № 12 занимались бойцы легендарного спецназа «Альфа». 

Вопиющее событие заставило съехаться в Сарапул высшее руководство Комитета государственной безопасности и армии из Москвы и Свердловска. Операцию держал на контроле лично глава КГБ СССР Юрий Андропов. 

Согласно заранее продуманному плану, беглецы явились в близлежащую школу якобы для розыска противотанковых мин, которые, по их словам, откопали и спрятали школьники. В результате бандитского налета заложниками оказались двадцать шесть школьников. Так, пойдя на вооруженный захват людей, дезертиры стали террористами. Их требование – заграничные паспорта, визы и самолет для вылета в ФРГ или любую другую страну Запада под личные гарантии Леонида Брежнева. В случае их невыполнения – расстрел заложников. 

Впрочем, десятиклассники проявили такую выдержку, силу воли и характер, что захватившие их террористы к утру сами превратились в заложников собственного легкомыслия. Спецоперация в Сарапуле закончилась без крови. Урок биологии в 10 «В» классе, в котором появились вооруженные рядовые Ахметжан Колпакбаев и Александр Мельников, для каждого ученика превратился в урок мужества. 

В 2019 году в фонды Сарапульского музея-заповедника личные памятные подарки своего сына, свидетеля тех страшных событий – Марка Лузина – передала уроженка города Сарапула Тамара Сергеевна. Предлагаем ближе познакомиться с этими материалами в рамках виртуальной выставки, а также отдать дань памяти жертвам и погибшим при предотвращении терактов и спасении заложников. 

Чужого горя не бывает и оно отзывается болью в сердце каждого человека, умеющего чувствовать и сопереживать. И пока он чувствует чужую боль, он остается человеком, а значит, никогда не пойдет по пути экстремизма. Пусть будет мир на всей планете. Пусть никогда не звучат выстрелы и не обрываются человеческие жизни.

Яндекс.Метрика