Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

Интернет-акция "Музейная азбука"

Музей истории и культуры Среднего Прикамья принимает участие в межрегиональной акции «Музейная азбука», объявленной Ульяновским областным краеведческим музеем имени И.А. Гончарова и Советом музеев Приволжского федерального округа для популяризации музейных предметов. Каждый четверг 2018 года на своих ресурсах в сети Интернет мы будем рассказывать об экспонатах из богатейшего собрания Сарапульского музея. Следите за информацией, узнавайте самые интересные сведения и познавайте историю вместе с нами! 
Представляем первый предмет в рамках межрегионального проекта. Итак, в этот четверг, 25 января - буква «А». И это «АГУТИ», южноамериканский золотистый заяц, чучело которого есть в собрании нашего музея.
Рассказывает Светлана Шкляева, главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
- В Сарапульском музее, в коллекции «Зоология», хранится удивительное чучело. Посетители, приходившие на выставку «Диагноз: краевед. Врач Ф.В. Стрельцов», посвященную врачу, инициатору и организатору музея Сарапульского Земства, с удивлением останавливались и рассматривали чучело животного, не встречающегося в нашей флоре. Еще больше они удивлялись, узнавая, что это чучело зайца АГУТИ – южноамериканского золотистого зайца, его еще называют горбатым зайцем. Агути из отряда грызунов с короткими ушами и хвостом, у него хорошо развиты передние лапы, которыми он подает себе еду: цветы, листья, кору, корни, упавшие плоды и даже бразильский орех, который он с легкостью разгрызает. Хотя другие животные не в силах это сделать. Как же появился заяц агути в сарапульском музее? Можно просто ответить от врача Федора Васильевича Стрельцова. Но на самом деле здесь интереснейшая история.
В 20-е годы в Ижевске (город в 60-ти км от Сарапула, ныне столица Удмуртской Республики) гастролировал цирк тогда еще зарождающейся династии Дуровых. Руководителем был Анатолий Анатольевич Дуров – уникальный артист цирка, клоун и дрессировщик, сын Анатолия Леонидовича и племянник Владимира Леонидовича Дуровых. Среди животных, с которыми выступал Анатолий Дуров, был и заяц агути. Трагедия случилась 19 ноября 1928 года. На охоте произошел несчастный случай, описанный в книге Ф.В. Стрельцова «Анатолий Анатолиевич Дуров». Собака, потянувшись за заячьей лапкой, прыгнула к охотнику, у которого вторая рука придерживала охотничье ружье, рука дернулась, прогремел выстрел прямо в стоявшего рядом А.А. Дурова. Возможности спасти великого артиста не было. Похоронен Анатолий Анатолиевич на месте гибели, в Ижевске. Что стало с цирковыми животными неизвестно, однако чучело зайца агути из цирка А.А. Дурова хранится в фондах нашего музея.
Многие ошибочно полагают, что династия дрессировщиков Дуровых и сарапульская кавалерист – девица Надежда Дурова - родственники, но это ошибочная версия и совсем другая история, о которой мы вам расскажем на страницах интернет-акции «Музейная азбука». 

В первый четверг месяца, 1 февраля мы представляем очередной предмет из серии «Музейная Азбука». И сегодня предмет на букву «Б» и это: Балалайка!
Рассказывает Марина Шитова, заведующий отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
Коллекция музыкальных инструментов сарапульского музея не большая, но в ней есть интересные предметы. Одна из балалаек сделана в Ленинграде в 1957 году на фабрике музыкальных инструментов им. А.В. Луначарского.
Балалайка – самый старинный и узнаваемый музыкальный символ России. Инструмент по праву можно назвать истинно народным: в его звучании словно слышится сама русская душа — то разудалая и неуёмная, то печальная и задумчивая…
Балалайку любили слушать великие русские люди, среди них: А. Пушкин, М. Лермонтов, Л. Толстой и М. Горький.
П.И. Чайковский восклицал: «Какая прелесть эти балалайки! Как это хорошо, как художественно и стильно! Какой чудный, прозрачный звук! Я не говорю уже об исполнении – оно художественно, но самый тембр звука удивительно интересен. Какой поразительный эффект могут дать они в оркестре! По тембру – это незаменимые инструменты».
Балалайка вызывает изумление у иностранцев, слушая игру на инструменте, они не понимают, как при помощи всего трех струн можно исполнять не только народные, но сложные классические произведения.
Вот такая она русская балалайка, олицетворяющая русскую культуру. Всего три струны, а за душу берет так, что не раздумывая, хочется пуститься в разудалый пляс. Даже грустные мелодии звучат на ней не так печально, и забавное название инструмента говорит о веселом характере и происходит оно то ли от слова балаболить – тараторить, то ли от слова балагурить – шутить.
Сейчас в России почти в каждом городе есть свой ансамбль или оркестр русских народных инструментов, где балалайка играет важную роль. Стоит отметить наш, сарапульский ансамбль «Русский дивертисмент», состоящий из педагогов детской школы искусств № 1 - постоянный участник городских мероприятий, хорошо знакомый жителям нашего города.

 

На календаре четверг, 8 февраля, а значит пора рассказать еще об одном предмете из богатейшей коллекции Музея истории и культуры Среднего Прикамья. Сегодня в рамках проекта «Музейная Азбука» предмет на букву «В»: вафельница (прянишница) - форма для выпечки вафель.
Рассказывает Лилия Юсупова, хранитель коллекции «Металл»:
- Официально вафельницу изобрел американец по имени Корнелиус Свартхаут, житель штата Нью-Йорк в 1869 году. Она представляла собой две части, которые соединялись между собой. Их нужно было прогревать на угле и переворачивать.
Произошло слово вафли от немецкого «Waffel», что в переводе означает ячейка или соты. Действительно, вафли, особенно приготовленные в вафельнице, по своей структуре напоминают пчелиные соты.
Как и многие другие исконно русские традиции, традицию печь вафли завезли на Урал немцы. Еще при Петре I зарубежные специалисты, приезжая строить заводы, обустраивались надолго, потому привозили с собой семьи. Отдохнуть от сурового края можно было только дома за чаем со сладостями. При этом сахар был неслыханно дорогим и редким колониальным товаром.
Только в 1753 году в английской кулинарной книге впервые появляется общедоступный рецепт вафель (до этого рецепт держался в секрете). Добавлю, что для Вас в конце релиза мы приводим один из старинных рецептов вафель. В XVIII веке вафли появляются и в России. До революции, в Российской империи, вафельницы изготавливал Каслинский чугунолитейный завод.
Конструкция, как видно на фотографии, выглядела так: две металлические ручки, соединённые между собой (по тому же принципу что и части ножниц), к концам которых посредством клепки закреплены жарочные плиты из чугуна. На рабочей поверхности плит наносился рисунок или орнамент. Первые вафли пекли в печке или на открытом огне. И без длинных ручек вытащить нагретую вафельницу, пока содержимое не превратилось в угли, было невозможно. Рабочая часть отлита из чугуна - две одинаковые пластины с орнаментом на внутренней стороне. К пластинам заклепками присоединены длинные ручки. С их помощью пластины можно раскладывать. Чтобы вафельница не раскрывалась сама в печи и для удобства транспортировки - хранения на конце ручек установлена накидная петля. Вафли пекли далеко не каждый день, обычно делали на праздники. Процесс выпечки требовал от хозяек прямо таки металлургических навыков. Вафельницу надо было накалить, раскрыть, залить тесто, закрыть вафельницу и снова сунуть ее в печь.
Удивительно, что таких вафельниц осталось весьма немного. Были до революции любимы вафельницы с государственными двуглавыми орлами - от них избавлялись в первую очередь. Можно предположить, что в ходе антирелигиозных кампаний досталось вафельницам с крестами.
В заключение приводим рецепт вафель из старой кулинарной книги конца XIX - нач ХХ века: вафли английские с вареньем. Положить 5 желтков, ¼ фунта муки, 1 ложка дрожжей, 2 ложки сахара, размешать, развести немного подогретым портером (сорт пива) и поставить в тёплое место. Когда взойдут, размешать со взбитыми в пену белками, положить 1/4 бутылки взбитых сливок, размешать, поставить на лёд, и спечь в чугунной вафельной доске. Когда форма разогреется, смазать маслом, положить кусок слоёного или сдобного теста, поставить на плиту, через 3 минуты переворотить и оставить ещё на 2 минуты, потом снять форму, обрезать кругом, открыть форму и вынуть осторожно вафлю. Разогреть снова форму, налить массы и испечь до последней. Когда будут готовы, уложить на блюдо, посыпать мелким сахаром с лимонною цедрою, а варенье подать особо.
Припасы: 3 ложки масла, 5 яиц, ¼ фунта муки, 1 ложка дрожжей, ¼ бутылки сливок, 3 ложки сахара, ¾ фунта варенья.
Отметим, 1 фунт равен 400 граммам.
По сложившейся традиции, четверг, 15 февраля мы посвящаем рассказу об очередном музейном предмете из собрания Музея истории и культуры Среднего Прикамья. На этот раз главным героем рубрики «Музейная Азбука» становится предмет на букву «Г». И это: Гвоздь.
Стоит сказать, что в нашем музее находится барка периода XIX - XX веков, обнаруженная на берегу реки Камы в 2015 году. Бревна крепятся друг к другу коваными гвоздями. Гвозди вызвали интерес, в фондах музея их хранится достаточно много. В настоящее время фрагменты этой барки экспонируются в зале истории города в историко-краеведческом музее. Решается вопрос о включении ее в экспозиционное пространство: проектируется специальный подиум.
Передаем слово хранителю коллекции «Металл» Лилии Юсуповой:
- Гвоздь - простейший крепежный инструмент, известный с древности. Появились гвозди еще у первобытного человека. В качестве гвоздя он использовал кости рыб и животных, колючки растений, заостренные корни и щепы деревьев. Ими скрепляли части построек, лодок, прибивали шкуры, служившие защитой от ветра и снега.
Первые гвозди, которые пришли к нам с IV тысячелетия до нашей эры были обнаружены при раскопках между реками Тигр и Евфрат в Западной Азии. Они представляли собой заостренные стержни из глины, по форме очень похожие на желуди. Гвоздь используется повсеместно и для различных целей. Без гвоздя ни ремонта сделать, ни повесить на стену картину, да зачастую и обувь они помогают починить домашнему мастеру. Но гвоздь нужен не только в быту.
Без больших гвоздей - костылей не проложить железную дорогу, без гвоздя не обходятся ни мебельная, ни обувная, ни другие фабрики. Нужен он и в строительстве, и в судостроении. Гвозди являются одними из лучших ключей к разгадке исторического возраста здания. Особенно это помогает при определении возраста зданий, построенных в ХVIII, ХIХ веках, когда технология производства гвоздей очень быстро изменялась. В основном в этот период гвозди использовались для строительства крыши, где они применялись для крепления лаг и обрешетки. Вплоть до начала прошлого века, когда придумали машины для изготовления кованых гвоздей, их делали вручную. Рабочий раскалял железный прут, оттягивал на наковальне, отсекал небольшой сегмент, заострял на одном конце. Формировали шляпку в специальном устройстве - гвоздильне. Другой способ был таков: из железной полосы нарезались костыльки, потом их острили и загибали на шляпке. Оба процесса были очень трудоемкими. Гвозди были довольно дорогими и дефицитными, поэтому при пожаре люди просеивали пепел от зданий, в надежде отыскать гвозди. К середине XIX века на рынке стали преобладать резаные гвозди. Резаные гвозди на самом деле не отрезались, а выстригались из листовой стали. Толщина листа металла являлась толщиной гвоздя. Эти гвозди обычно называли квадратными гвоздями, для их производства применяли резательную машину. Вторая машина формировала шляпки резаных гвоздей.
Гвозди ручной ковки были сужены со всех четырех сторон, а резаные гвозди имели две параллельные стороны, образованные плоскостями листа стали, из которого они были выстрижены. На Руси гвозди ковали с X—XIII веков. Причем это занятие считалось настолько почетным, что о мастерах-гвоздарях упоминали даже летописцы. На Руси издревле применялись кованные гвозди, и в X—XI вв. появляется специальность кузнеца-гвоздочника, который ковал в основном только гвозди.
Наш предмет выкован, скорее всего, в XVIII веке.
В последний четверг месяца, 22 февраля мы хотим рассказать сразу о двух предметах, а точнее об одном предмете и одном объекте, входящем в состав музейного комплекса. Итак, представляем очередную букву в рамках «Музейная Азбука» и это буква «Д». Сегодня речь пойдет о Доске пряничной и Даче Башенина.
Рассказывает Марина Шитова, заведующий отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
- Пряничная доска, доска-пряница или пряничная изложница — деревянная форма с вырезанным на ней контррельефным узором для создания отпечатка на пряниках. Для создания пряничной доски мастера использовали несколько видов древесины: от берёзы и липы до груши и ивы, использовалась также древесина ольхи и осины. Некоторые пряничные доски предназначались для ежедневного использования, другие используют технику резьбы выемчатой, создавались специально для определённых дат и событий, например, для свадеб и других праздничных гуляний. Процесс создания пряника назывался печатанием, а пряники, созданные оттиском такой доски, — печатными. Основными темами, которые присутствовали в украшении пряничных досок, были восточные орнаменты, народные символы, западные мотивы и темы окружающего людей быта. В 1920-х годах выходит в свет статья В.С. Воронова «Пряничные доски» — первая научная работа, посвященная деревянным формам для пряников. Производство пряников и пряничных досок пришло в упадок в первой половине XX века. В 1950-х годах пряничная промышленность стала постепенно восстанавливаться, но былых масштабов так и не достигла.
К началу 1980-х годов производство пряников сохранилось на предприятиях Москвы, Тулы и Вязьмы пряничные доски для работы этих предприятий изготавливали резчики по дереву.
В фондах музея хранится несколько пряничных досок. Мы решили выбрать доску, украшенную буквами русского алфавита. И это символично: в этом году исполняется 100 лет реформе русского алфавита, да и наша интернет-акция называется «Музейная Азбука».

О Даче Башенина нам расскажет Валентина Конюхова, главный научный сотрудник музея:
- Дача Башенина – уникальный образец дачной архитектуры в стиле модерн начала ХХ века.
Здание строилось в 1909 году по проекту архитектора Павла Алексеевича Трубникова (1877-1936). Внешне здание выглядит легким, деревянным, но на самом деле оно строилось из прочного кирпича с применением железо-бетонных конструкций. В доме предусматривались электрическое освещение, капитальный водопровод, калориферное отопление и все удобства для комфортного отдыха. Каждая комната второго этажа имеет выход на балкон или веранду, с башни открывается вид на весь город Сарапул и Закамские дали.
Хозяином дачи был городской голова Павел Андреевич Башенин (1868-1910) – купец-лесопромышленник. По наследству дача перешла младшему брату Петру Андреевичу Башенину (1875- ок.1920), который проживал здесь со своей семьей до революции 1917 года.
В 1918 году здание было национализировано, здесь размещался Вотский комиссариат, позднее - туберкулезный диспансер и детский республиканский санаторий.
В 1991 году здание было передано Музею истории и культуры Среднего Прикамья. Здесь открылся художественно-выставочный комплекс «Дача Башенина», где сейчас представлена коллекция произведений искусства и бытовой культуры.
Указом Президента РФ от 20.02.95 №176 Дача Башенина отнесена к объектам культурного наследия федерального значения. 
Сотрудники Музея истории и культуры Среднего Прикамья продолжают делиться с читателями наших пабликов в социальных сетях и посетителями официального сайта информацией о предметах, которые представлены в музейном фондохранилище. Итак, в первый весенний день марта, мы расскажем о двух предметах на букву «Е» в рамках проекта «Музейная Азбука». Передаем слово нашим коллегам.
 Сегодня, в первый день весны, мы представляем один из наших раритетов – самую старую книгу на территории современной Удмуртии – Евангелие учительное, изданное в Вильно в типографии братьев Луки и Кузьмы Мамоничей в 1595 году,  отмечает Елена Опалева, хранитель коллекции «Редкая книга».  В библиографии это издание получило название Евангелия учительного с фолиацией. Фолиация – это обозначение порядковых номеров листов в первопечатных книгах. Текст данного Евангелия был перепечатан с издания Евангелия учительного, напечатанного Иваном Федоровым и Петром Тимофеевым Мстиславцем в Заблудове в типографии Г. Ходкевича в марте 1569 года. И это одна из первых печатных книг на территории Удмуртии. В современной библиографии известно всего 62 экземпляра и фрагмента данного издания.
«Учительное Евангелие» – сборник извлечений и сокращений из бесед Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и других на воскресные евангельские чтения, расположенные в богослужебно – годовом порядке недель, начиная с недели Пасхи и заканчивая шестой неделей Великого поста (неделя Ваий). Составлен он был в конце IX века предположительно Константином Преславским, одним из учеников святого Мефодия. При составлении сборника Константин пользовался готовыми греческими сокращениями, которые переводил дословно. Учительное евангелие широко использовалось в богослужебной практике приходскими священниками, и служило основой для составления ими устной проповеди. Очень активно книга читалась православными мирянами.
Братья Лука и Кузьма Мамоничи – купцы, книгоиздатели и общественные деятели Великого княжества Литовского. В мае 1574 года в доме Мамоничей и на их средства была организована типография Петра Мстиславца, сподвижника Ивана Федорова. Были изданы «Часовник», «Евангелие» и «Псалтырь». Издания были богато оформлены, напечатаны на хорошей бумаге, крупным шрифтом, с орнаментом и гравюрами, украшены ягодами, шишками, извивающимися стеблями. В 1576 году сотрудничество между Мстиславцем и Мамоничами было прекращено. Через семь лет, в 1583 г. деятельность типографии была возобновлена уже самими братьями. «Дом Мамоничей» существовал в Вильно около 50 лет. Издано было около 85 изданий на церковнославянском, западнорусском, латинском и польском языках. После 1624 года типография Мамоничей перешла в собственность Виленской базилианской типографии.
Учительное Евангелие поступило в библиотеку музея Сарапульского земства в первые годы существования музея. При образовании фонда «Редкая книга» в конце 1979 г. все книги кириллической печати, в том числе и Евангелие, были переданы в фонды. С тех пор она хранится в фонде «Редкая книга» и относится к числу книжных памятников общероссийского значения.

Информацию еще об одном музейном предмете расскажет Валентина Конюхова, главный научный сотрудник Сарапульского музея:
Скульптура «Ермак – покоритель Сибири». Модель Забелло П.П., 1877 г. Каслинский чугунолитейный завод. Чугун, литье. Конец XIX - начало ХХ века. На верхней плоскости пьедестала имеется сигнатура автора: Забелла.
Ермак (Ермак Тимофеевич) – казачий атаман, призванный Строгановыми охранять Пермские земли. В 1580-е годы совершил походы в Сибирь, разгромил татарское ханство Кучума и обеспечивал присоединение сибирских земель к русскому государству. Прославлен в русской литературе и народном эпосе как герой – покоритель Сибири. Имя Ермака считалось наиболее почитаемым у жителей Сибири, Урала, Прикамья. Ему посвящено много легенд, песен, рассказов. В XIX веке к его образу обращались русские художники и скульпторы: В.И. Суриков, П.А. Сведомский, М.М. Антокльский, П.П. Забелло. Современные мастера также создают памятники отважному атаману.
Забелло Пармен Петрович (1830 - 1917) – скульптор, академик. Учился в Императорской Академии Художеств, несколько лет стажировался в Италии, во Флоренции. Мастер создал ряд моделей для Каслинского завода художественного литья Пермской губернии. С конца XIX века скульптура неоднократно отливалась на этом заводе. Скульптура «Ермак» находится во многих музеях страны.






Друзья! Продолжаем рассказ о музейных предметам в рамках межрегионального проекта «Музейная Азбука». И сегодня, 15 марта, мы говорим о Жуках.

В научно-естественных фондах Музея истории и культуры Среднего Прикамья хранится уникальная коллекция жуков, в которую входит более тысячи представителей жесткокрылых.

Коллекцию передал в музей один из его организаторов, ученый с мировым именем, энтомолог – лепидоптеролог, Леонид Константинович Круликовский, – комментирует Светлана Шкляева, главный научный сотрудник музея. Коллекция собрана на территории Вятской губернии в начале ХХ века. Среди жесткокрылых и полужесткокрылых, есть и представители Красной книги Удмуртской Республики. Наибольший интерес присутствует в отношении особей, которые мало описаны в литературе и не включены в Красную книгу Удмуртии, но находятся в коллекции Сарапульского музея.

Один из таких «загадочных» жуков – корнеед-крестоносец (Dorcadion equestre. Laxman 1770) – вид жесткокрылых из семейства усачей. Из описания: «Усики и ноги черные. Голова покрыта белыми или грязно – белыми, либо буроватыми волосками. Надкрылья в темно – буром, черно – буром или почти черном волосяном покрове с белой или грязно – белой крестообразной фигурой». Эти жуки утратили способность к полету, крылья у них отсутствуют, а надкрылья срослись. Всего в роде усачей имеют описание около 400 видов. Жуков корнеедов называют еще корнегрызами, хотя сами жуки питаются листьями растений, а корнями питаются их личинки. Впервые обнаружил и составил описание этого жука Эрик Лаксман (1737 – 1796) – финский ученый. В 1770 году, по приглашению директора академии наук графа В.Г. Орлова, Э. Лаксман экскурсировал по имениям Орловых на берегах Волги. Может тогда и был обнаружен загадочный жук.

В наши дни корнеед-крестоносец занесен в Красную книгу Украины, Молдовы, Тамбовской и Ульяновской областей. В Саратовской области этот жук исчез в 40-х годах ХХ века. В коллекции Сарапульского музея нет аннотирования места сбора жука, известен лишь год – 1909! Где Л.К. Круликовский нашел жука корнееда-крестоносца – загадка! Это поле деятельности исследователей-энтомологов! Приезжайте к нам в музей, делайте большие и маленькие открытия в богатейшем мире ПРИРОДЫ!

Друзья, а вот и четверг, 22 марта. А это значит, что настала пора рассказать вам об очередных предметах в рамках проекта #МузейнаяАзбука. Сегодня говорим о предметах на букву «З». Передаем слово Светлане Шкляевой, главному научному сотруднику Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
- 1925 год. Из Государственного музейного фонда в действующие музеи молодой страны Советов были направлены предметы частных коллекций. Не стал исключением и Окружной научный музей Прикамско края Уральской области, известный сегодня как Музей истории и культуры Среднего Прикамья. Директором музея в 1925 году служил Дмитрий Васильевич Шабердин. Благодаря его усилиям в сарапульском краеведческом музее появилось множество предметов из Государственного музейного фонда. Поступили предметы и из коллекции обрусевшего парфюмера Генриха Брокара. Юный Генрих приехал в Россию, завоевывать русских красавиц и рынок сбыта. Взяв в аренду помещение, молодой человек начал производить мыло. Он был великолепным менеджером. Его находки в процессе реализации товара просто удивительны. В России говорили, что русский алфавит учат по Брокару, потому – что на производимом им мыле были изображены буквы русского алфавита. Генрих Брокар первым начал производить мыло в виде животных: медвежат, зайчат и дешевое народное мыло. Пытаясь, стать поставщиком двора Ея Императорского Величества, Генрих Брокар попросил изготовить букет цветов и наполнил каждый цветок своим ароматом. Императрица была в восторге, так появились духи «Красная Москва». Это достижения Генриха Брокара на рынке парфюмерии, но он был и страстным коллекционером. Приезжая в Москву, он скупал все, что имело какое – либо отношение к Франции и представлял купленное для всеобщего обозрения. Но наступил 1917 год. Его коллекцию национализировали. А через 8 лет, в Сарапул, поступило Знамя Наполеоновской гвардии. Почему в Сарапул? В 1789 году в наш город был назначен Городничим - Андрей Васильевич Дуров, который привез с собой маленькую дочь Надежду, которая выросла и стала прославленной кавалерист – девицей Надеждой Андреевной Дуровой. Сопоставив исторические факты, было принято решение об отправке в Сарапул французского штандарта. На трехцветном прямоугольном полотнище вышиты слова на французском языке «Национальная Гвардия. Понт – а – Муссон. Честь и Отечество». В углах знамени буква «N» с короной, в центре, на белой части полотна - орел. Все символы указывают на принадлежность Наполеоновской Гвардии, т. е Гвардии Наполеона I Бонапарта. Именно он создал прямоугольные трехцветные полотнища с изображенным в центре орлом, а слова «Честь и Отечество» - это жизненное кредо великого полководца. И тем более интересным становится сам факт существования данного знамени, потому что по легенде все знамена французской армии Наполеон Бонапарт приказал сжечь при отступлении через реку Березину после поражения от русских воинов, отстоявших Россию – матушку. Вот так, благодаря имени Надежды Андреевны Дуровой и ее участие в войне 1812 года, коллекционеру Генриху Брокару, Октябрьской революции, Государственному музейному фонду, директору Д.В Шабердину и сарапульскому музею - потомки могут подняться на второй этаж, войти в зал № 6 на экспозицию «Город НАДЕЖДЫ» и воочию увидеть Знамя.
Ждём в гости! С Сарапульским музеем - интересно, познавательно и не скучно!

Продолжаем знакомство с музейными предметами в рамках проекта #МузейнаяАзбука. Ранее мы познакомили наших читателей со Знаменем, а теперь на очереди Зылевский гарнитур. Рассказывает Валентина Конюхова, главный научный сотрудник музея:
- В 1920-х годах на страницах местной газеты «Красное Прикамье» появилась заметка о столовом гарнитуре «художественной работы». Гарнитур находился в национализированном предприятии бывших сарапульских купцов Зылевых, вскоре он был передан в Сарапульский музей.
Сарапульские купцы жили «на широкую ногу» и могли позволить себе красивую современную обстановку. Гарнитур выполнен из прочного мореного дуба. В него входят большой раздвижной стол, буфет, напольные часы, стулья и кресло. Каждый предмет украшен чеканными вставками с изображением северных животных: олени, лоси, медведи – везде разные композиции. Сторонники модерна считали, что повседневные предметы должны быть произведениями искусства. 
Российский торговый дом «Мюр и Мерилиз», созданный в 1857 году коммерсантами шотландского происхождения Эндрю Мюр и Арчибальдом Мерилиз, активно развивался. В 1892 году они открыли первый в России универсальный магазин, наподобие лондонского «Уайтли» или парижского «Бон Марше», где можно было купить все: от иголки до мехового манто. 
Слава московского магазина гремела по всей России: «Мюр и Мерилиз» бесплатно рассылал каталоги своих товаров, и любой житель страны от Варшавы до Владивостока мог выписать товар по почте.
На Рождество 1908 года в центре Москвы был открыт новый магазин, вызвавший огромный интерес благодаря новизне технического оснащения, европейскому комфорту и красоте оформления залов. С открытием нового универмага «Мюр и Мерилиз» достиг вершины своей славы. Помимо магазина на Театральной площади, для него, по проекту Р. Клейна, была построена «Фабрика мебели и бронзы» на Малой Грузинской (теперь фабрика «Рассвет»). Мебель, выполненная по эскизам лучших художников тех лет, поставлялась прямо к императорскому двору.
Гарнитур экспонируется в художественно-выставочном комплексе музея. Желающие могут познакомиться поближе с великолепным примером мебельного искусства в любой рабочий день музея, с 10.00 до 18.00. Приходите!

  

Друзья! В этот четверг, 29 марта, в рамках межрегионального проекта #МузейнаяАзбука представляем очередной рассказ о предметах из собрания Музея истории и культуры Среднего Прикамья. На очереди - буква «И» и это «Иконостас». Слово ученому секретарю Сарапульского музейного комплекса Екатерине Касимовой:
- В экспозиции «Сарапул уездный» Музея истории и культуры Среднего Прикамья представлен уникальный фрагмент иконостаса ручной работы, выполненный из массива дуба мастером П.П. Киселевым. В мастерской этого известного сарапульского резчика изготавливали иконостасы для храмов всего Сарапульского уезда и своеобразные, неповторимые домовые наличники, выполненные в технике скульптурной резьбы. Предмет поступил в коллекцию музея в январе 1964 года из Георгиевской кладбищенской церкви г. Сарапула. 
Из воспоминаний жителей города: «Это был небольшой деревянный храм в юго-западной части города, построенный в 1841 году на каменном фундаменте с деревянной колокольней. Само помещение храма с высокими окнами было также небольшим. В деревянном иконостасе над царскими вратами была икона «Тайная вечеря». По обе стороны от царских врат находились большие иконы Спасителя и Божьей матери. Именитые сарапульские купцы Курбатовы, Баранов и др. жертвовали взносы на благоустройство храма и церковную утварь, заказали дорогостоящий резной иконостас». 
В годы Великой Отечественной войны Георгиевская церковь была единственным действующим храмом Сарапула. Церковнослужители и прихожане, как могли, помогали стране и армии, организовывали сборы вещей для госпиталей и посылок на фронт. В 1943 году внесли 100000 рублей в фонд строительства танковой колонны Дмитрия Донского. 
В 1962 году Георгиевская церковь была закрыта, произошло объединение приходов Воскресенской и Георгиевской церквей. В январе 1964 года была организована передача предметов культа в Воскресенскую церковь, в это же время часть из них была передана в фонды Сарапульского музея.

  
В первый четверг апреля, 5 числа, мы вновь открываем рубрику #МузейнаяАзбука. На этот раз в рамках проекта расскажем о предмете на букву «К». И это будет «Кольчуга», о которой нам поведает хранитель коллекции «Металл» Музея истории и культуры Среднего Прикамья Лилия Юсупова.
Кольчуга – самая известная часть облачения древнерусского воина, – сообщает музейный сотрудник. – По данным археологических раскопок, она появляется в VII – VIII веке. Кольчуга является рубахой из металлических колец, плотно соединенных между собой. В это время мастерам было достаточно сложно изготовить такую защиту, работа была тонкой и занимала большой отрезок времени. Металл раскатывался в проволоку, из которой сворачивали и сваривали кольца, закрепляемые между собой по схеме 1 к 4. Не менее 20 – 25 тысяч колец уходило на создание одной кольчуги, вес которой составлял от 6 до 16 килограмм. Для украшения в полотно вплетались медные звенья. В XII веке применяется технология штамповки, когда плетеные кольца сплющивались, что обеспечивало большую площадь защиты. В этот же период кольчуги становятся длиннее, появляются дополнительные элементы доспеха: наговицы (железные, плетеные чулки), бармица (сетка для защиты шеи), наручи (перчатки из металла). Под кольчугу надевали стеганую одежду, смягчающую силу удара. Одновременно на Руси применялись ламеллярные (пластинчатые) доспехи. Для изготовления требовалась основа (рубаха) из кожи, на которую плотно крепились тонкие железные ламели. Их длина составляла 6 – 9 сантиметров, ширина от 1 до 3. Пластинчатые доспехи постепенно вытеснили кольчугу и даже продавались в другие страны. На Руси чешуйчатые, ламеллярные и кольчужные доспехи часто комбинировались. Юшман, бахтерец были, по сути, кольчугами, которые для повышения защитных свойств снабжались пластинами на груди.
В начале XIV века приходит новый вид доспехов – зерцала. Металлические пластины большого размера, начищенные до блеска, как правило, надевались поверх кольчуги. По бокам и на плечах они соединялись кожаными ремнями, часто украшались различного рода символикой.
В фонды Сарапульского музея кольчуга попала еще до революции 1917 года (напоминаем, что музей в Сарапуле был создан как музей Сарапульского земства в 1909 году), источник поступления, к сожалению, не известен. 
По традиции каждый четверг в рамках проекта #МузейнаяАзбука мы рассказываем о предметах, бережно хранящихся в собрании нашего музея. Сегодняшний четверг, 12 апреля, мы посвящаем Лосю. Как вы уже догадались, речь пойдет о предмете на букву «Л».
В 1911 году от сына купца Николая Зылева, Александра, страстного охотника, в Сарапульский музей поступила голова и шкура лося, – рассказывает Светлана Шкляева, главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья. – В те годы в музее подрабатывал таксидермистом и препаратором, будущий директор Сарапульского музея - Дмитрий Васильевич Шабердин. Благодаря именно его таланту сегодня мы с большим удовольствием рассматриваем чучело лося. Могучий красавец, лесной великан: высота в холке - 165 см, длина тела - 235 см, размах рогов - 99 см. Лось относится к отряду «Парнокопытные», у него на каждой ноге четное количество пальцев, покрытых ороговевшим мешочком под названием копыто. На одной ноге у лося 4 пальца, а значит и 4 копыта, на четырех ногах 16 пальцев, следовательно, 16 копыт!
В народе говорят: «На медведя идешь – постель стели, на лося идешь – гроб теши». Лось, прислонившись спиной к дереву, может запросто разобраться со стаей волков своими острыми копытами. Лось очень хорошо слышит и очень плохо видит, если вы встретились с лосем в лесу – не бегите, не кричите, встаньте, обнимите дерево и лось пройдет мимо. Говорят, что лоси живут до 40 лет, но, как правило, этого не происходит – лосей заедают иксодовые клещи, кровососущие насекомые, которые не только высасывают из лосей кровь, но и переносят смертельно – опасные инфекционные заболевания – клещевой энцефалит и боррелиоз. Спасаясь от клещей, лось полностью погружается в воду, где может находиться до двух минут. Но водные процедуры не всегда спасают самое крупное млекопитающее наших лесов.
В Удмуртии насчитывается более 10000 лосей. Наибольшее количество особей насчитывается в Увинском, Игринском и Кезском районах. Очень часто в удмуртских лесах можно встретить повисшие на ветвях или валяющиеся на земле рога лося. После окончания гона, самцы сбрасывают рога (самки рогов не носят). Сброс рогов происходит, как правило, перед Новым годом, а к апрелю месяцу у лося отрастают новые рога на один отросток больше.
Кстати, по количеству отростков, можно сосчитать, сколько лосю лет. Сарапульскому музейному лосю 11 лет, а вот музейный возраст чучела лося перешагнул за 105 лет и лось по праву считается символом нашего музея. Если вы еще не видели нашего лося, то приглашаем в ближайшие выходные в музей для знакомства! А если вы хотите узнать еще больше интересных фактов о самом крупном млекопитающем Удмуртии, предлагаем посетить музейное занятие «В гости к лосю!». Запись осуществляется по телефону: (34147) 4-11-68.  
#МузейнаяАзбука продолжается. И сегодня, 19 апреля, в рамках проекта вместе с коллегами из музеев Приволжского федерального округа мы рассказываем о предметах на букву «М». У нас – это Мина морская! Экспонирующаяся в историко-краеведческом музее, мина стала одним из его символов. Сегодня без нее сложно представить нашу экспозицию. А что мы знаем о минах?
Передаем слово хранителю коллекции «Металл» Музея истории и культуры Среднего Прикамья Лилии Юсуповой:
Мина морская является самодостаточным взрывным устройством, размещенным в воде с целью повреждения либо разрушения корпусов кораблей, подводных лодок, паромов, катеров и прочих плавсредств. В отличие от глубинных бомб мины находятся в «спящем» положении до момента контакта с бортом судна. Военно-морские мины могут быть использованы как для нанесения прямого урона противнику, так и для затруднения его передвижений на стратегических направлениях.
Морские мины классифицируются по следующим признакам: типу заряда – обычные, специальные (ядерные); типу взрывателя – неконтактные (индукционные, гидродинамические, акустические, магнитные), контактные (антенные, гальваноударные), комбинированные и типу установки – самонаводящиеся (торпедные), всплывающие, плавающие, донные, якорные. Мины обычно имеют округлую либо овальную форму (за исключением мин-торпед), размеры от полуметра до 6 метров (и более) в диаметре. Якорные характеризуются зарядом до 350 кг, донные – до тонны.
Массово морские мины стали применяться в ХХ веке. Во время боксерского восстания в Китае (1899-1901 гг.) имперская армия заминировала реку Хайфэ, прикрывая путь к Пекину. В русско-японском противостоянии 1905 года развернулась первая минная война, когда обе стороны активно использовали массовые постановки-заграждения и прорывы минных полей при помощи тральщиков.
Якорная мина удерживалась на необходимой глубине якорным концом – тросом. Устройство оснащалось системой из свинцового груза и подвешенного над грузом якоря. Якорный конец наматывался на барабан. Под действием груза и якоря барабан высвобождался от тормоза, и конец сматывался из барабана. Когда груз достигал дна, сила вытягивания конца уменьшалась и барабан стопорился, за счет чего «адская машина» погружалась на глубину, соответствующую расстоянию от груза до якоря».
В Сарапульском музее представлена мина морская, якорная, которая состоит из корпуса в форме шара и якоря в виде сегмента, скрепленного с корпусом проволочным тросом. Мина найдена водолазами на дне реки Кама и была передана в музей в 1937 году сотрудниками охраны сарапульской пристани, о чем сделана запись в книге поступлений музея. 
26 апреля, четверг.. Пришло время «Музейной Азбуки». И сегодня в рамках проекта мы расскажем о предмете на букву «Н». В коллекции нашего музея есть интересный предмет на эту букву. Передаем слово Светлане Шкляевой, главному научному сотруднику Музея истории и культуры Среднего Прикамья.
Первое чучело класса млекопитающих, которое появилось в Музее сарапульского Земства – это чучело нерпы, – говорит сотрудник музея. – Нерпа была пожертвована Лушниковым. К сожалению, инициалы дарителя неизвестны, а фамилия, Лушников, довольно распространенная в Сарапуле. Чучело нерпы – единственное поступление в научно-естественные фонды в 1910 году.
Нерпа – представитель семейства настоящих тюленей. Водятся нерпы, как в соленой морской воде, так и в пресной (байкальская нерпа). У нерпы веретенообразное туловище, плавно переходящее в голову. Вес животного достигает 130 кг, а рост – 160 см. Длина музейного чучела нерпы – 75 см. Волосяной покров у нерпы жесткий, плотный и короткий, светло-серого цвета. Нерпа содержит много подкожного жира, что помогает ей сохранять тепло в лютые морозы и пережидать длительную бескормицу. А еще подкожный жир помогает нерпе легко удерживаться на поверхности воды и при этом спокойно спать. Спят они настолько крепко, что иногда аквалангисты, находящиеся рядом, могли свободно их переворачивать и нерпы при этом продолжали сладко и крепко спать.
Нерпы – водоплавающие млекопитающие, на передних ластах расположены мощные когти, которые служат для проделывания отверстий во льду. Через эти отверстия нерпы выходят на отдых после охоты. Животное находится под водой до 40 минут, благодаря кислороду, растворенному в крови и объему легких. Задние конечности имеют плавательные перепонки. Благодаря мощным конечностям, нерпа довольно быстро плавает под водой, ныряет до глубины 400 метров, но на поверхности неповоротлива и неуклюжа. Основное питание нерпы – это рыба и ракообразные. Продолжительность жизни животного достигает 60-летнего рубежа, что встречается очень редко.
Возраст морских тюленей ученые определяют по клыкам и когтям, на которых можно увидеть годовые колечки, как на срезе ствола дерева, – отметила коллега. – Мои попытки подсчета возраста музейной нерпы не увенчались успехом. Достоверно известно, что чучело нерпы находится в Сарапульском музее 107 лет! Думаю, что нерпа займет свое достойное место в экспозиции на праздновании 110-летнего юбилея Музея истории и культуры Среднего Прикамья в 2019 году! 
Сегодня, 17 мая, после небольшого перерыва мы продолжаем знакомить вас с музейными предметами в рамках межрегионального проекта #МузейнаяАзбука. На очереди буква «О» и речь пойдет про очерки Николая Ончукова. Рассказывает Елена Опалева, главный научный сотрудник, хранитель коллекции «Редкая книга» Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
Николай Евгеньевич Ончуков – ученый-этнограф, фольклорист, редактор и издатель сарапульской газеты «Прикамская жизнь». Родился в Сарапуле 3 марта 1872 года в купеческой семье. Окончив курс Казанской фельдшерской школы, служил в Казанской, Вятской, Пермской губерниях. Тогда же Николай Евгеньевич начал интересоваться старинными песнями, сказками, легендами.
В 1898 году переехал в Петербург, начал сотрудничать с этнографическим отделением Императорского Русского географического общества. В 1900 году Ончуков отправляется в свою первую экспедицию по Чердынскому уезду, после которой были написаны первые очерки «По Чердынскому уезду». За этот труд ученый был избран членом-сотрудником Географического общества и награжден серебряной медалью.
В 1903 году окончил Петербургский археологический институт. Русское географическое общество часто командировало ученого в различные экспедиции, по результатам которых изданы сборники «Печерские былины», «Северные сказки». Залог успеха собирательской деятельности Н.Е. Ончукова в том, что ученый умел видеть в каждом из своих исполнителей яркую личность.
После событий 1905 - 1907 гг. Николай Евгеньевич возвращается на родину, где начинает издавать газету «Прикамская жизнь» и занимается организацией музея сарапульского земства. Он собирал и описывал для музея коллекции этнографического, ботанического и минералогического характера.
После февральской революции волею судьбы Ончуков был заброшен в Сибирь, где в качестве врача боролся с эпидемией тифа. В 1925 он приезжает в Ленинград, где в Ленинградском университете читает курсы по фольклору, продолжает экспедиционную работу по Уралу.
В настоящее время прижизненные издания Н.Е. Ончукова являются библиографической редкостью, – комментирует Елена Опалева. – В фондах музея хранится труд Николая Евгеньевича «Былинная поэзия на Печоре», изданный в 1903 году. На верхнем листе обложки есть дарственная надпись: «Сарапульскому музею от художника П.П. Беркутова 11 июня 1926 г». А о том, что ученый не терял связи с родным городом, говорит брошюра, изданная в Ленинграде в 20-е годы прошлого века: «Что и как записывать по народному творчеству». На верхнем листе брошюры дарственная надпись: «Сарапульскому родному музею. Н. Ончуков 25 сентября 1926 г. Петербург». 
Умер Николай Евгеньевич Ончуков 5 марта 1942 года в возрасте 70 лет.

  
 
Продолжаем знакомить наших посетителей и подписчиков социальных сетей с интересными экспонатами в рамках масштабного проекта #МузейнаяАзбука. Сегодня, 24 мая, расскажем о Плащанице, вышитой монахинями и послушницами Сарапульского Благовещенского женского монастыря. 
Предмет поступил в Сарапульский музей в 1924 году. Передаем слово Марине Бондарь, заведующей отделом «Дача Мощевитина» Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
Плащаница (погребальные пелены, покрывало, полотно) – плат большого размера с вышитым или живописным изображением оплакивания Богоматерью, учениками, Силами небесными тела Христа перед его погребением.
В Сарапульском Благовещенском женском монастыре, открытом в 1881 году, обучались грамоте, пению, иконописи и рукоделию. А работы монастырских золотошвеек славились далеко за пределами Вятской губернии. В 1893 году на Всемирной Колумбовой выставке в Чикаго, мастерицы получили бронзовую медаль и почетный диплом. А в 1904 году по результатам Первой всероссийской выставки монастырских работ Благовещенский монастырь «за отличное исполнение рукоделий» был награжден дипломом и малой серебряной медалью. 
На календаре четверг, 31 мая, а это значит, что пришло время рассказать об очередном музейном предмете в рамках межрегионального проекта «Музейная Азбука». Кстати, данный проект в эти дни наши коллеги из Ульяновского областного краеведческого музея им. И.А. Гончарова представляют на фестивале «Интермузей-2018» в Москве!
Вернемся к нашему четвергу. Сегодня мы посвящаем свой рассказ о предмете на букву «Р». В коллекции нашего музея есть интересный предмет на эту букву. Передаем слово Оксане Ратниковой, заведующей отделом Музея истории и культуры Среднего Прикамья.
Гнездо синички – Ремеза – удивительный и необычный предмет научно-естественной коллекции Сарапульского музея, – говорит сотрудник музея. – В собрание музея гнездо поступило от Александра Меньшикова, кандидата биологических наук, заведующего зоологическим музеем Удмуртского государственного университета. Оно было подарено им в мае 1998 года.
В переводе с немецкого «ремез» означает камышовая синица. Ее вес достигает 7 - 11 грамм. Большую часть времени птаха обитает в камышовых зарослях и других кустах и деревьях, растущих близ водоемов. Пищу находит в камышах и коре деревьев в виде мелких жуков, ягод и семян растений. Насекомые и личинки отлично дополняют суточный рацион питания птицы.
Гнездо синички-ремеза – искусное сооружение, вызывающее восхищение каждого наблюдателя, – отмечает Оксана Ратникова. – Птица строит свое гнездо-рукавичку на концах тонких ветвей. Стенки гнезда переплетает растительными волокнами, паутиной от пауков и гусениц, шерстью и перьями. Свое гнездо ремезы строят вместе, парой, тратя на эту работу около двух недель. 
Продолжаем рассказывать о музейных предметах в рамках проекта #МузейнаяАзбука. 7 июня мы дошли до предмета на букву «С».
Каждый год 6 июня отмечается день рождения великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. И сегодня мы расскажем еще об уникальном предмете, хранящемся в коллекции «Редкая книга». Это второй том литературного журнала «Современник», издаваемый Александром Пушкиным.Книга интересна для нас еще и тем, что именно здесь были впервые изданы автобиографические записки нашей землячки Надежды Андреевны Дуровой.
Журнал был приобретен музеем в одном из московских букинистических магазинов в 80-е годы прошлого века.
Журнал «Современник» Пушкин начал издавать в 1836 году как литературный, – отметила главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья, хранитель коллекции «Редкая книга» Елена Опалева. – Выходил он четыре раза в год. Поэт хотел сделать свой журнал не только источником занимательного чтения, но и средством воспитания и просвещения читателей. Поэтому, во всех номерах много научно-популярных статей: этнографических (А. Емичев «Мифология вотяков и черемис»), экономико-статистических, исторических. Особое значение придавал Пушкин освещению в журнале общественно- исторического развития России. Преобладала документальная проза, так как сам Александр Сергеевич очень любил использовать документальные материалы.
При жизни Александра Пушкина вышли все четыре тома «Современника», пятый том (т.е. первый на 1837 год) поэт успел подготовить частично. Пушкин – издатель и редактор – проделал огромную работу по сплочению вокруг журнала лучших отечественных авторов. В «Современнике» участвовали известные писатели – Василий Жуковский, Николай Гоголь, Петр Вяземский, Владимир Одоевский и молодые начинающие литераторы – Федор Тютчев, Алексей Кольцов, черкес Казы-Гирей, а также провинциальные (казанская поэтесса Александра Фукс).
Пушкин был не только издателем-редактором, но и основным сотрудником «Современника». Печатая свои художественные произведения, он одновременно выступал в журнале как критик, рецензент, библиограф, публицист и полемист. В 1836 году он поместил в «Современнике» около двадцати статей, рецензий и заметок и около десяти заготовил для следующих томов; многие из них выходили за пределы чисто литературных вопросов.
После трагической смерти поэта в 1837 году было издано четыре тома «Современника» в пользу семьи Пушкина.
14 июня, четверг. Пришла пора делиться очередной информацией о предметах в рамках межрегионального проекта #МузейнаяАзбука. На этот раз расскажем о предмете на букву «Т». И это музыкальная труба.
Передаем слово заведующей отделом фондов Марине Шитовой.
Труба (итал. tromba, фр. trompette, нем. Trompete, англ. trumpet) — духовой медный музыкальный инструмент альтово-сопранового регистра, самый высокий по звучанию среди медных духовых, — отметила сотрудник музея. — В качестве сигнального инструмента натуральная труба использовалась с древнейших времен. Упоминания о самых старых инструментах подобного типа датируются приблизительно 3600 лет до н.э.
Трубы существовали во многих цивилизациях — в Древнем Египте, Древней Греции, Древнем Китае и др., и использовались как сигнальные инструменты. Примерно с XVII века труба вошла в состав оркестра. С изобретением механизма вентилей труба получила полный хроматический звукоряд и с середины XIX века стала полноценным инструментом классической музыки.
Инструмент обладает ярким, блестящим тембром, используется как сольный инструмент, в симфоническом и духовом оркестрах, а также в джазе и других жанрах.
Предмет поступил в музей в 2016 году, трубу передала Детская школа искусств № 2 г. Сарапула, — подчеркнула Марина Шитова. — Тогда специалисты музея готовили выставку под названием «По главной улице с оркестром». Она проходила в художественно-выставочном комплексе «Дача Башенина». Коллектив школы передал в фонды музея несколько музыкальных инструментов, за что мы выражаем коллегам огромную благодарность. 
По доброй традиции каждый четверг сотрудники Музея истории и культуры Среднего Прикамья в рамках межрегионального проекта #МузейнаяАзбука знакомят с интересными предметами, находящимися в коллекции музея. Вместе с коллегами из музеев Приволжского федерального округа мы дошли уже до буквы «У». И в сегодняшний четверг, 21 июня, мы поделимся с вами информацией об утюгах, которых в нашем собрании насчитывается аж 19 штук. Передаем слово хранителю коллекции «Металл» Лилии Юсуповой:
«Необходимость в инструменте для глажки была практически всегда. Современные утюги очень помогают в хозяйстве – они и гладят, и отпаривают, и все это невероятно быстро и просто! Но кто изобрел утюг впервые? Какой вид они имели изначально? По мнению ученых, история утюга начинается еще в древности. Возможно, даже пещерные люди использовали палки или кости, чтобы разгладить шкуру только что убитого мамонта. Племена ацтеков, скорее всего, использовали для этой цели обычные камни, которые клали на одежду и оставляли на некоторое время. Камень выполнял функцию пресса, и одежда разглаживалась под его тяжестью. Для разглаживания складок наши предки растягивали мокрую ткань и сушили на солнце.
Греки в античности не только разглаживали, но и создавали складки на одежде. Для придания ткани оригинальности они изобрели плиссировку, а достигался такой эффект при помощи нагретых металлических прутиков. Римляне для выравнивания использовали металлические молотки. Ими хозяйки «выбивали» складки из мокрой одежды. Китайцы в IV веке пользовались приспособлением, напоминающим по виду сковороду. Славяне не ограничивались одним инструментом. Гладили вещи при помощи «валька» - палки с рукояткой - и «рубеля» - рифленой доски. Одежда наматывалась на «валек», а сверху прокатывали «рубель», или, как его еще называли, «пралку». Посредством таких действий не только разглаживали одежду, но и размягчали ее, так как состояла ткань из грубых натуральных нитей. В Средневековье в Европе использовали жаровню. Сверху насыпали раскаленные угли и, держа за ручку, водили по одежде, разглаживая морщинки.
В XVI веке на смену жаровням приходят угольные утюги, их также называли паровыми. Такие приспособления имели открывающийся корпус для углей, сверху находилась ручка, а по бокам - небольшие отверстия. На некоторых была еще труба, которая обеспечивала лучшую тягу. Дно утюга остывало намного медленнее, чем в жаровне. Чтобы не давать углям остыть, дули в боковые отверстия. Утюги эти были невероятно тяжелыми, иногда для разжигания жара приходилось размахивать ими в разные стороны.
Постепенно развивается мода и ткачество. Фасоны нарядов становятся сложнее, а ткани - тоньше и нежнее, на смену приходит цельнолитой чугунный утюг. Правда, весил такой инструмент около 10 килограммов, поэтому его использовали в основном для грубой ткани. Старинные утюги из чугуна должны были вначале хорошенько разогреться в печи или на огне. Это длилось довольно долго, иногда до часа, и хозяйки использовали два утюга: один грелся, а вторым гладили, что обеспечивало значительную экономию времени.
Цельные литые утюги изготавливались в России вплоть до середины XX века. Ручки, боковые части и верхушки делали рельефными, часто они украшались орнаментами. Чтобы приобрести такой нужный в хозяйстве инструмент, нужно было изрядно потратиться. Стоили они дорого и составляли неотъемлемую часть домашнего быта, переходившую от родителей к детям по наследству. Еще один любопытный факт, в России утюги ставили рядом с самоваром, на кружевной скатерти, демонстрируя их, словно красивую вазу или картину.
В фондах Музея истории и культуры Среднего Прикамья насчитывается 19 утюгов: девять из которых - паровые (угольные), четыре - цельнолитые чугунные и шесть - электрические
». 

  
  
Сегодня, 28 июня, в рамках проекта «Музейная Азбука» мы расскажем о таком интересном предмете, как Фонарь. Как вы уже догадались пришла очередь буквы «Ф». Рассказывает Марина Шитова, заведующая отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
Фонарь – средство для освещения улиц в темное время суток. Самые первые уличные фонари появились в начале XV века. По распоряжению мэра Лондона Генри Бартона в 1417 году стали вывешивать фонари на улицах английской столицы. В России уличные фонари появились при Петре I — в 1706 году в тогдашней столице — Санкт-Петербурге, на фасадах некоторых домов около Петропавловской крепости. Первые стационарные светильники появились на петербургских улицах в 1718 году. Регулярное уличное освещение было введено в 1723 году в Санкт-Петербурге, когда на Невском проспекте были установлены масляные фонари. В Москве освещение появилось в октябре 1730 года, когда Московский магистрат издал указ «О сделании для освещения в Москве стеклянных фонарей». Поначалу фонари давали относительно мало света, поскольку в них использовались обыкновенные свечи и масло. Применение керосина позволило значительно увеличить яркость освещения. Газовые фонари появились в начале XIX века. Их изобретателем был англичанин Уильям Мердок. В конце XIX века — с изобретением электричества и электрической лампы на смену газовым фонарям пришли фонари с электрическими лампами. Первые электрические уличные фонари в Москве появились в 1880 году.
В Сарапуле освещение на городских улицах, видимо, сначала было факельным (в музее имеется чугунная подставка для факела). Электрические фонари на улицах Сарапула появились во времена Павла Андреевича Башенина (150-летие со дня рождения которого отмечаем в этом году). Именно он стал инициатором проведения в городе водопровода и электрического освещения.
В собрании Сарапульского музея представлены фонари с деревянным и металлическим корпусом, керосиновые «Летучая мышь», а также уличные, свечные, масляный, переносные, поступившие в фонды в разное время от горожан.
Сегодня, 5 июля, в рамках проекта #МузейнаяАзбука настал черед буквы «Х». Сложная буква, но мы решили взять за основу слово «Хлеб», который, как известно, «всему голова». Для человека это слово значит много больше чем гастрономическое название.
А представляем мы Хлебную пристань в Сарапуле. Рассказывает Марина Шитова, заведующая отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
«Писатель Александр Радищев, возвращаясь из ссылки по Каме в 1797 году, отметил много пристаней в Сарапуле. Он записал в своем дневнике: «По утру рано ездил на лодке в Сарапул. Нашел дальнюю родню. До Сарапула в разных местах заводские пристани. В Сарапуле пристань хлебная, откуда попадали суда, идущие в Пермь… Много хлеба с Камы идет в Россию. Ниже Сарапула пристань, где грузят лес дубовый на строение корабельное и мачты в Астрахань».
Вообще пристани в Сарапуле имели огромное значение для его развития вплоть до 1990-х годов.
Так в путеводителе Товарищества Вятско-Волжского пароходства, в том его разделе, что посвящен, был Сарапулу, значилось: «…По справедливости называют столицей Средней Камы Сарапул, уездный город Вятской губернии. Стоит он на высоком правом берегу Камы и еще издали кажется богатым, красивым и большим городом с множеством церквей.
Сарапул - центр Вятского Прикамья - этот город сосредоточил у себя много административных учреждений - Окружной Суд, Архиерейскую викарную кафедру, Удельную контору, Отделение государственного банка. В последнее время Сарапул стал принимать более мер к благоустройству. Функционирует телефон. Реальное училище, женская гимназия, несколько начальных школ обслуживают наш весь уезд. Существует прекрасная публичная библиотека с 1835 г. В городе несколько клубов и зачастую в их помещениях устраиваются спектакли заезжими артистическими труппами.
Вся рабочая Восточная и Западная Сибирь носит сапоги Сарапульского производства, правда не изящно сшитые, но очень прочные. Уже давно кожевенное искусство свило себе гнездо в Сарапуле. Сапоги и башмаки Сарапульских фабрик преследуют одну цель - прочность и удобство, совершенно игнорируя красоту и изящество обуви. Модная обувь здесь не производится…
По всей Каме славится черный хлеб Сарапульского производства, справедливо стяжавший славу лучшего в этом крае. На пристани им обычно запасаются и матросы и пассажиры…
На пристани можно достать также недурно исполненные открытые письма с видами города и его окрестностей…».
Мы представляем вашему вниманию одну из таких открыток с видом Сарапульской пристани. А также для сравнения виды пристани «Сарапул» 1970-х годов.

    
Продолжаем рассказ о предметах из собрания Сарапульского музея. В рамках проекта #МузейнаяАзбука сегодня, 12 июля, представляем букву «Ц». Наши хранители расскажут о струнном щипковом музыкальном инструменте с интересным названием «Цитра». 
Цитра – струнный щипковый музыкальный инструмент, родом из Египта, – отметила хранитель коллекции «Металл» Музея истории и культуры Среднего Прикамья Лилия Юсупова.Была известна с давних пор, но свое второе рождение получила в XVIII веке в Австрии и Германии, когда ее почти одновременно усовершенствовали два разных, незнакомых друг с другом мастера: австрийский Киндл и немецкий – Симон.
Цитра имеет плоский деревянный корпус неправильной формы, с резонаторным отверстием, поверх которого натянуто от 17 до 45 металлических струн, которые настраиваются с помощью стальных колков и специального ключа.
Струны делятся на голосовые (чтобы играть мелодию) и хоровые (чтобы поддерживать мелодию аккордовым сопровождением). Цитра родственная арфе и очень похожая на русские гусли, в разных странах называется по-разному. В Германии - циттер, во Франции - цистр, а в Италии - четера. Говорят, что ее название происходит от греческого кифара – так в Древней Греции назывались многострунные музыкальные инструменты. Знали цитру во Франции, в Англии и Венгрии, в Румынии и Италии, они были распространены в Китае и Ближнем Востоке и в Соединенных Штатах. На ней с удовольствием играли и коронованные особы, и простой люд. В России она появилась только во второй половине XIX века. Существует множество видов цитры: дискант-цитра, басовая цитра, концертная цитра и др. Цитра чаще всего солирует в оркестровых произведениях.
В древние времена цитра была обязательным музыкальным инструментом, на котором непременно должен был уметь играть благородный человек. Чтобы достичь гармонии души и тела, музыкант должен был играть в праведном состоянии души и с чистыми помыслами.
Своими волшебными звуками цитра просто очаровывает. Это и впрямь волшебный инструмент, с которым связаны некоторые поверия и приметы. Старинный сонник гласит: если вам приснится, что вы играете на цитре – значит, вас ожидают любовные переживания. А если во сне вы услышите звуки цитры – вас ждет большая любовь!
Кстати, в фондах Сарапульского музея хранятся две цитры – с 26-ю парами струн и 27-ю струнами. Одна из цитр поступила к нам фонды от Владислава Мазунина в 1972 году. 
Четверг, 19 июля... Пришло время рассказать об очередном предмете в рамках проекта «Музейная Азубка». Сегодня у нас буква «Ч». И говорим мы о старинных настенных Часах, изготовленных на польской фабрике Хмелевского в начале ХХ века. Необычайность ходикам придает то, что на них изображена картина Федора Сычкова «Катание на салазках».

Картина имела огромную популярность с конца XIX века, печаталась в школьных учебниках, тиражировалась в открытых письмах-открытках в России и Америке, – отметила Валентина Конюхова, главный научный сотрудник Музея истории и культуры Среднего Прикамья. – Художник сделал несколько вариантов картины, один из которых представлен в экспозиции Художественно-выставочного комплекса «Дача Башенина».

Вернемся к часам из собрания Сарапульского музея. Они поступили к нам в коллекцию в 1980-х годах от членов семьи уроженца Сарапула, академика, ученого-горняка Николая Васильевича Мельникова, в то время когда создавался Дом-музей его имени.
Фабрика часов Лейбы Шеваховича и Л. Хмелевского появилась в 1879 году в Лодзи. Здесь изготовляли настенные часы, имевшие разные названия: будка, регулятор, ходики и т.д. Здесь же выпускались и более дорогие часы, механизмы для которых ввозились из-за границы. На фабрике работало 140 -150 человек рабочих и выпускалось в год 65 000 штук часов разных типов, ценой от полутора до 36 рублей. Предпочтение отдавалось изготовлению дешевых часов стоимостью в 2-3 рубля, поскольку на них был наибольший спрос. Более половины своих часов фабрика сбывала в центральных губерниях России.
Продукция фабрики имела большую популярность, получала награды и похвальные отзывы. Циферблаты украшались портретами царской семьи или деревенскими мотивами.
Кстати, на циферблате часов из собрания музея присутствуют надписи: «Первая в России фабрика часовъ Л. Хмелевского, Лодзь», «Киев 1897 - серебряная медаль», «Всероссийская выставка 1896 – похвальный отзыв». 

На календаре четверг, 26 июля. Продолжаем проект Приволжского Совета музеев «Музейная азбука». Сегодня очередь буквы «Ш». Из собрания нашего музея представляем вашему вниманию Шутиху. Что это такое? Все просто – это кружка!
– Такой вид кружки, на первый взгляд, практически ничем не отличается от обычной кружки, но оправдывает свое имя тем фактом, что выпить из нее любую жидкость, не пролив на себя ни капли, просто невозможно, – отметила Марина Шитова, зав. отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья. – Мастер специально оставлял на верхнем крае и в тулове кружки отверстия, которые и были сюрпризом – когда человек начинал пить, некоторая часть жидкости выливалась через эти дырочки.
Чтобы пить из такой чашки, необходимо было разгадать тайну кружки. Каждый мастер искусно скрывал свой секретик, поэтому, если вы покупаете такую веселую кружку, вы должны сначала разгадать ее маленькую тайну и только после этого вы можете смело пить из нее воду, не боясь пролить на себя жидкость. 
Музейная кружка-экспонат изготовлена на заводе имени Коминтерна в Конаково Тверской области в 1950-е годы. До революции это предприятие было известно как фаянсовый завод Кузнецова. 
Предмет поступил в собрание Сарапульского музея в 1982 году. Передала кружку в фонды сотрудник музея Светлана Юрьевна Сухинина.

Сегодня, 2 августа, мы вновь запускаем проект #МузейнаяАзбука и расскажем о предмете на букву «Щ». Признаем, что не так много слов и названий начинаются с этой буквы. Нам в голову пришло слово «Щипцы». Передаем слово Лилии Юсуповой, хранителю коллекции «Металл» Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
«Щипцы бывают самые разные. Например, щипцы – съемы для снятия нагара со свечей (свечные ножницы): это металлическое приспособление в виде ножниц, с фигурными ручками и коробкой-приемником. Они используются для снятия нагара, поправления пламени свечи или подрезки фитиля.
Во избежание пожаров в придворных залах, театрах, храмах 1-й половины XIX века за состоянием свечей следили сотни специальных слуг, оснащенных щипцами и гасильниками. Щипцы были изобретены в Европе и назывались мушетами (от французского «mouchettes»). В XIX веке щипцы прилагались также к масляным лампам, работавшим на растительном или животном жире, поскольку также нуждались в укорачивании фитиля.
Традиционные европейские ножницы имеют прямые: плоские и широкие клинки, с XVII века стали выпускать с изогнутыми клинками, которые препятствовали падению отрезанного фитиля. С середины XVI века на одно из лезвий стали наваривать квадратный ящичек для срезанных фитилей, а с XVII века их начали украшать орнаментом, снабжать специальным металлическим подносом-лотком. Еще одной особенностью европейских свечных ножниц являются ножки-опоры (как правило, три: одна поддерживает лезвие, две другие – ручки).
В коллекции Сарапульского музея насчитывается 14 предметов, названия которых начинаются на букву «Щ». Это 6 щипцов-съемов, три - для колки сахара, два каминных и три щипцы-плойки для завивки волос
».
Но самый большой интерес у современного человека, не представляющего свою жизнь без электричества, вызывают, конечно же, щипцы-съемы.
Как известно, Сарапул в начале ХХ века был крупным в России центром по изготовлению кожи и обуви. Поэтому буква «Ю» в проекте #МузейнаяАзбука в этот четверг, 9 августа, будет особенно «сарапульской». 
Передаем слово Лилии Юсуповой, хранителю Музея истории и культуры Среднего Прикамья
«Юфтевые сапоги – от слова юфть – это обувь из выделанной особым образом кожи комбинированного дубления (натуральный и крепкий материал). Юфть – разновидность кожи, выработанной из шкур крупного рогатого скота, конских и свиных, изделия из которой отличаются долговечностью. Для того чтобы юфть была мягкой, пластичной и устойчивой к изгибам, при её производстве применяется обильное жирование и длительное золение (в юфти содержится до четверти жира). Ключевой особенностью традиционной юфти являлось использование для жирования смеси березового дегтя и тюленьей ворвани, придававших ей характерный запах, весьма ценившийся потребителями в Западной Европе. В русском языке слово используется с XVI века, заимствованное восточнославянскими племенами, в свою очередь, от древних булгар, но до конца его происхождение неясно. Поскольку юфть — это кожа, изготовленная посредством сгонки, выгонки волос (шерсти) со шкур животных, то возможен вариант происхождения слова юфть из татарского о’фе — выгонять, сгонять. 
В мире юфть часто также называли «русской кожей». Основное отличие русской юфти от кож растительного дубления, выделываемых в остальном мире в XIX веке, было в том, что это была единственная кожа, которая пропитывалась дегтем. По этой причине такая кожа не плесневела в шкафах и ее не портили насекомые; именно за такие качества она и ценилась на рынке. Знаменитые сарапульские сапоги шили именно из юфти». 
Качеством сарапульских сапог и мастерством сапожника гордились. Из воспоминаний Виктора Соломина «Из записок эвакуированного», опубликованных в газете «Красное Прикамье» в 1988 году: 
«¾ Сапожник? Да какой он сапожник, он самый обыкновенный чеботарь. Тоже нашли сапожника! Это наша квартирная хозяйка просвещает маму. Я прислушиваюсь к разговору и узнаю интересную сарапульскую особенность. Оказывается, кто чинит сапоги и ботинки, подшивает пимы или даже шьет новую обувь – это еще далеко не сапожник. Это еще только чеботарь. А сапожник – это звучит гордо. Это звучит как скрипач, да не какой-нибудь зачуханный оркестрант, а на уровне Давида Ойстраха. Сапожник это специалист экстра-класса, изготавливающий обувь на самый придирчивый глаз. 
Уж Нина Александровна знает. Ее покойный муж был сапожником. Не чеботарем, подчеркивает она, а сапожником. О древней славе местных обувщиков я узнал много лет спустя из книги Константина Седова «Даурия». Сибирские казаки считали признаком хорошего тона носить сарапульские сапоги». 
Современная юфть выделывается уже по другой технологии. Юфтевые сапоги известны, прежде всего, как обувь для солдат в Советской армии. Прочные и долговечные, они выдерживали все те непростые условия носки, которыми характеризовалась служба в армии. Также популярностью сапоги пользуются и у тех, кто далек от армии.
Четверг, 16 августа... Рубрика «Музейная Азбука», где рассказывается о предметах из собрания Музея истории и культуры Среднего Прикамья продолжается. Сегодня, в век Интернета и электронной почты, хотелось бы напомнить молодежи о таком понятии как Эпистолярный жанр.
Да-да, когда-то письма писали от руки, на бумаге, запечатывали в конверты, которые бросали в почтовый ящик и они несколько дней добирались до адресата.
Повод вспомнить об эпистолярном жанре – очередная буква «Э» и хранящаяся в фондах музея переписка семьи Ехлаковых, найденная на чердаке их дома (ул. Красная площадь, 10). Около двух сотен писем написано в семидесятые-девяностые годы девятнадцатого столетия (последнее датировано 1917 годом).
Приводим фрагмент одного из писем: «10 октября 1899 г. Здравствуй, дорогая Софи! … В Сарапуле на днях в пятницу был страшный пожар, на большой улице (прим. Больше-Покровской, ныне - ул. Труда), сгорело 8 домов, в том числе дом Полякова, Пешехонова (который торгует посудой), Лушникова, Колчина и др., частный пансион наших гимназисток. Представляешь их положение, они успели спасти только себя, а их имущество сгорело. Так что они остались без книг и формы. Наши ученицы складываются и собираются купить им формы. Ты не можешь себе представить, какое ужасное было зрелище – этот пожар. Горел весь квартал, так что некоторые улицы были освещены этим пламенем. Имущества спасли слишком мало, потому что горело с быстротой, был сильный ветер, кроме того, здесь очень плохи пожарные машины. Пожар начался часов в 8 вечера, я все время смотрела на это зрелище, которое можно назвать «Варфоломеевской ночью», и окончился часов в 5 утра. Но и не менее печальную картину представляет теперь погорелое место, представляющее из себя развалины… Обнимаю тебя, твоя Шура. Пиши мне прямо на гимназию».
Это фрагмент письма Александры Ехлаковой сестре Софье, имеются также письма главы семьи Федора Ехлакова, матери – Елизаветы Ехлаковой к мужу и детям, во время их учебы в Казани и в Москве и др.
Для нас, жителей XXI века, письма дают возможность прикоснуться к утраченной культуре семейных взаимоотношений, увидеть разнообразные картины сарапульской жизни: праздничные гуляния, встречу парохода, пожары, уничтожающие целые городские кварталы, – отметила Марина Шитова, заведующая отделом фондов. – Из них мы узнаем черты и детали купеческого быта той поры. Часть этой переписки опубликована в книге «В уездном городе С…» городского издательского проекта «Память Сарапула» в 2008 году.

  
  
23 августа. И вновь четверг, и вновь #МузейнаяАзбука. Пришла очередь последней буквы русского алфавита «Я», но не последней буквы масштабного проекта Приволжского федерального округа.
Сегодня поговорим о Ярмарке. Передаем слово Марине Шитовой, заведующей отделом фондов Музея истории и культуры Среднего Прикамья:
«В фондах Сарапульского музея хранится несколько фотографий начала ХХ века, запечатлевших ярмарочные гулянья. Традиционно рынки и ярмарки в Сарапуле собирались на Вознесенской площади (ныне - Красная площадь).
Самая крупная ярмарка проводилась с 7 по 12 июля в честь праздника Казанской Божьей Матери. Современники писали: «Находясь на середине удобного пароходного сообщения, между Пермью и Казанью, сарапульские торговцы имеют возможность вести выгодные дела как с Россией, так и с Сибирью. Денежные средства, очень значительные, распределяются на большое количество лиц, ведущих свои дела независимые: спрос на товары, как внутри уезда, так и за реку Каму в Пермскую губернию непрерывный».
Продукция соседних заводов играла большую роль в формировании товарного предложения – «из Воткинского и Камбарского заводов привозили на продажу телеги, тарантасы, экипажи, земледельческие орудия. Из Ижевского завода – ружья, слесарные изделия. На ярмарку приезжали торговцы из Москвы, Павловского завода, Владимирской губернии, Пермской, Уфимской, Саратовской, Нижегородской, Казанской, Ярославской, и других губерний».
Сарапул рубежа XIX - XX веков достаточно ярко и зримо предстает перед нами на страницах книги Зои Ерошкиной «На реке»:
«Идет, несет Кама на своей гладкой могучей спине плоты, беляны, буксиры с баржами, и все это усыпано небольшими, издали кукольными фигурками людей, которые будто бы шутя двигают огромными рулями, баграми, шестами, веслами тянут канат. Везде труд. Тяжелый, но перекрытый шутками и смехом.
И все это плывущее непременно приткнется, пристанет к городку. Непременно пристанет, – за зерном, за кожей, за лесом, за пенькой, за щетиной, за другим сырьем, которым городок богат, или за дешевой обувкой, за веревкой, за бурлацкой лямкой, за лаптями, за вкусным хлебцем, слава о котором идет по всему Прикамью, за рыбой, за пенной бражкой, за ядреным квасом.
Ярмарка раскинулась на площади около собора. Для меня она поразительна. Но много ли надо, чтобы меня поразить? Горят разными цветами ленты, пояса, ситцы, платки – одним словом – «красный товар». Стенами стоят бочки, бочонки, ушаты, корыта; змеями извиваются веревки, канаты; золотом блестят связи лаптей, пестерей, туесов, кипы рогож и других лыковых и мочальных изделий. Лаком отливается деревянная мелкотравчато крашеная посуда: чашки, жбаны, ложки… Какие ложечки!».

Вот такая пестрая ярмарочная жизнь процветала в старом купеческом городе Сарапуле. Традиция продолжается и сейчас, но это уже совсем другая история...
6 сентября.. С сегодняшнего дня стартует вторая часть межрегионального проекта «Музейная азбука», инициированного Советом музеев Приволжского федерального округа. Среди тех, кто поддержал проект – сотрудники Музея истории и культуры Среднего Прикамья. С января по август каждый четверг на страничках музея в социальных сетях и на официальном сайте в специальном разделе музейщики рассказывали об интересных предметах, посвящая свои истории конкретной вещи и на конкретную букву.
Этот четверг мы начинаем с буквы «А» и предлагаем вашему вниманию любопытный предмет из фондов Сарапульского музея: Арифмометр. Спросите у любого бухгалтера со стажем – что это такое, и услышите в рассказе ностальгические нотки о днях славной юности, когда зарплату считали на этих приборах.
В конструировании счетных машин отметились даже великие ученые Паскаль и Лейбниц, – говорит Марина Шитова, заведующая отделом фондов. – Однако самым удачливым конструктором оказался Вильгодт Теофил Однер. Выпускник Стокгольмского технологического института в 24 года приехал в Санкт-Петербург на будущий завод «Русский дизель». Однер стал русским инженером, здесь изобрел и начал выпускать арифмометры. Так что, выходит, арифмометр – продукт русский.
К 1917 году только в России было выпущено 23 тысячи арифмометров (Однер получил патент и право на выпуск их еще и в Германии, а его родственники – в Швеции). Естественно, в 1917-м выпуск приостановился. Но уже в 1925-м на московском Сущевском механическом заводе начали выпускать первые советские арифмометры (модель «Оригинал-Однер»). А поскольку завод носил имя Феликса Дзержинского, то в 1931 году модель назвали «Феликс». До войны еще сохранялось разнообразие в названиях продукции, выпускаемой на разных фабриках («Союз», «Динамо»), но позже имя у советского арифмометра осталось одно.
Практически без изменений арифмометр «Феликс» продолжали выпускать до 70-х годов прошлого века, – продолжает сотрудник музея. – Основным потребителем на этот раз стала армия: ведь только на арифмометре в полевых и боевых условиях при отсутствии электричества и можно было сделать необходимые для запуска ракет расчеты. Выпускали арифмометры не только в Москве, но и, например, в Пензе и Курске (заводы носили гордое имя-аббревиатуру САМ – завод счетно-аналитических машин). Курский САМ был флагманом по выпуску этих простых устройств.
А вот простых ли? По крайней мере – в эксплуатации. А еще надежных – не дай Бог было уронить «Феликс» на ногу... Работал арифмометр действительно просто: специальные рычажки устанавливались против нужных цифр в нужных разрядах, один оборот ручки – и первое число в сумматоре, потом установка второго числа, оборот по часовой стрелке или против – и у вас сумма или разность. Если нужно было умножить или разделить, то множитель или делитель набирали, сдвигая каретку, с разбивкой на разряды и крутили в нужную сторону необходимое только этому разряду число раз – не будешь же крутить, скажем, 423 раза, а так нужно было крутануть 9 раз и три раза сменить разряды. Это в нашем рассказе выглядит сложно, а если покрутишь ручку несколько раз и задумываться уже перестанешь.
Добавим, наш экземпляр поступил в фонды музея в 1995 году от Ашихмина А.Л.
Продолжаем рассказывать об интересных предметах из собрания Сарапульского музея в рамках проекта «Музейная азбука».
Сегодня, 13 сентября, музейщики расскажут о предмете на букву «Б». Речь пойдет о грузовой барке конца XIX - начала ХХ века, обнаруженной у берега реки Камы осенью 2014 года. Передаем слово ученому секретарю Музея истории и культуры Среднего Прикамья Екатерине Касимовой:
«Согласно толковому словарю Даля, барка – общее название сплавных, плоскодонных судов для клади; речное грузовое судно грубой постройки, идущее одну нижнюю путину, по воде, а затем в ломку.
В Сарапульском музее представлено огромное количество экспонатов. Летом 2015 года к нам поступил предмет необычных размеров – фрагмент грузовой барки конца XIX –начала ХХ века, найденный камбарским краеведом, фотографом Разифом Мирзаяновым в октябре 2014 года в районе с. Кама Камбарского района Удмуртской Республики. Остов деревянного судна был выброшен земснарядом на берег реки Камы. Сохранившиеся элементы представляют собой каркас из бревен до 5 метров в длину и часть донных досок, скрепленных коваными гвоздями. Подобные суда использовались вплоть до начала XX века для перевозки различных грузов по рекам, в частности для вывоза продукции горных заводов Урала
»
Познакомиться с масштабным экспонатом можно в историко-краеведческом музее (г. Сарапул, ул. Первомайская, 68). Он представлен в экспозиции «Сарапул уездный». Приглашаем всех окунуться в увлекательный мир истории! 
«Музейную азбуку» продолжает буква «В». В этот четверг, 20 сентября, расскажем о волках. Передаем слово главному научному сотруднику Музея истории и культуры Среднего Прикамья Светлане Шкляевой:
«В 1914 году в Сарапульский музей поступила биогруппа «Волки». История поступления рассказывает, что волки были добыты сыном сарапульского купца Николая Зылева – Александром в 1912 году на территории Камбарского завода за Камой. Купцы в те времена были страстными охотниками и с большим удовольствием приобретали новые ружья для своего увлечения. Сарапульским купцам при этом очень нравилось сдавать свои охотничьи трофеи в музей. Они сдавали как чучела, та и тушки добытых животных бесплатно.
Посетители музея удивляются размеру и окрасу волков. Важно заметить, что представленные волки после весенней линьки с хорошим плотным осенним подшерстком. Светлый окрас указывает на то, что это степные волки, вероятно, пришедшие из Башкирии, для вывода молодняка.
Волки легко приспосабливаются к любым условиям жизни, располагаются, в основном, в районах, где развито животноводство. Предпочитают лесные чащи, сухие гривы среди болот. Для логова необходимо большое количество валежника и непересыхающий водоем. Интересен тот факт, что если лось, в большинстве своем погибает от иксодовых клещей, то волкам, как взрослым особям, так и молодым, клещи не страшны.
Волки распространены на всей территории Удмуртии, но в большинстве своем в Воткинском, Шарканском, Дебесском, Якшур-Бодьинском, Красногорском, Балезинском, Вавожском, Сюмсинском и Селтинском районах.
Волки - санитары леса, уничтожают больных и павших животных. Но в то же время, волки в Удмуртии, злейшие враги животноводческого и охотничьего хозяйств. Несмотря на то, что охота на волков разрешена круглый год, не каждый охотник сможет справиться с этим сильным и выносливым зверем
».
Волков и многих других представителей флоры и фауны края можно посмотреть, придя в историко-краеведческий музей (г. Сарапул, ул. Первомайская, 68). Экспонат расположен в экспозиции «Природа Удмуртии». Ждем всех в гости!
Сегодня, 27 сентября, в «Музейной азбуке» время очередной буквы. И это буква «Г». Сарапульские музейщики расскажут о первой газете Сарапула и ее издателе. Передаем слово главному научному сотруднику отдела фондов, хранителю коллекции «Редкая книга» Музея истории и культуры Среднего Прикамья Елене Опалевой:
«Первый номер газеты «Сарапульский листок объявлений» вышел 4 мая 1897 года. Уже по названию понятно, что в ней печатались различные объявления: городских, земских и учебных заведений, контор, банков, торговых фирм, пароходных обществ, частные и др. Газета становится необходима для предпринимателей, купцов, промышленников, для местной власти и для всех желающих узнать, что интересного происходит в городе.
«Сарапульский листок объявлений» рассылался по всем казенным учреждениям, волостным правлениям, торгово-промышленным заведениям, а во время навигации – на все мимо проходящие пассажирские пароходы. Подписная цена на год составляла 1 рубль с доставкой и пересылкой.
Газета выходила 2 раза в неделю по четвергам и воскресениям.
Издателем был типограф Иосаф Михайлович Колчин, мечтавший издавать не только счета, бланки и книги, но и газету.
Иосаф Колчин родился в семье мещанина-старообрядца. Образование получил в староверческой школе, а затем – в уездном училище. В 80-е годы XIX века он был управляющим типографией и литографией Пойловых. Женившись на старшей дочери Ф.Т. и А.Л. Пойловых, он приобретает заведение в собственность.
Типография И.М. Колчина открылась по разрешению вятского губернатора 2 июля 1888 года, располагалась она на Большой Покровской улице (ныне – ул. Труда) и представляла собой крупное, хорошо оборудованное предприятие. В 1896 году здесь работало 20, а в 1900 году – 29 человек.
Еще в 1895 году Иосаф Колчин начинает издавать газету «Телеграфное российское агентство», где печатались общероссийские известия и правительственные распоряжения. А через два года появляется городская газета «Сарапульский листок объявлений
».
В фондах краеведческого музея хранятся подшивки «Сарапульского листка объявлений» с 1897 по 1902 годы. Передал их в тот период времени, так называемый музей Сарапульского земства, сам Иосаф Колчин.  
Дурова Надежда Андреевна – известное всему миру имя кавалерист-девицы. Надежда приехала в Сарапул в шестилетнем возрасте вместе со своей семьей. Андрей Васильевич, отец Надежды, был назначен сарапульским городничим. Здесь она выросла, отсюда ушла на войну и неоднократно была на восстановлении после ранений.
В Музее истории и культуры Среднего Прикамья хранится личный фонд Надежды Андреевны Дуровой с фотографиями, об одной из которых мы расскажем в рамках проекта #МузейнаяАзбука в этот четверг, 4 октября.
Представляем фотографию женщины в гусарском мундире с надписью: «На память музею в Сарапуле о роли Надежды Дуровой, которую я играла в годы Великой Отечественной войны. Е. Кононенко. 13.06.86 года».
Елена Павловна Кононенко была одной из ведущих актрис московского театра им. Ермоловой, – говорит Светлана Шкляева, главный научный сотрудник Сарапульского музея. В годы Великой Отечественной войны многие театры Советского Союза начали ставить спектакли патриотической направленности, не был исключением и театр им. Ермоловой. Пьеса Константина Абрамовича Липскерова и Александра Сергеевича Кочеткова «Надежда Дурова» рассказывала о боевой и отважной жизни девушки-гусара.
В 1941 году театр выехал в Дагестанскую АССР. 6 мая 1942 года состоялась премьера спектакля «Надежда Дурова» в 300 километрах от фронта. За роль Надежды Дуровой Верховный Совет Дагестана наградил Елену Кононенко Почетной грамотой.
Народный поэт Дагестана Гамзат Цадасса в газете «Дагестанская правда» от 6 мая 1942 года писал: «Голос патриотки Надежды Дуровой звучит призывом к борьбе с чужеродными захватчиками. Он слышен, доходит до сердца. Я наблюдал за зрителями и видел, как они переживают вместе с героиней спектакля, как загорались их глаза ненавистью к врагу». Профессор В.К Дахшлегер в той же газете писал «Театр дал боевой, хороший, подлинно – патриотический спектакль. Такой спектакль – помощь фронту. Такой спектакль – служба Отечеству».
Летом 1942 года фронт подошел совсем близко к Каспийскому морю. Артистов и имущество театра погрузили на нефтеналивную баржу с буксиром и через устье реки Урал – город Гурьев, отправили в товарных вагонах в Сибирь, в городок Керемхово, недалеко от Иркутска. Театр вернулся в Москву осенью 1943 года. Было сыграно 90 спектаклей.
Елена Павловна через всю жизнь пронесла воспоминания о войне и ярком образе кавалерист-девицы Надежды Дуровой.
В сентябре 2018 года Сарапул отметил 235-летие со дня рождения легендарной землячки. Музейные фонды таят еще немало интересного о Надежде Дуровой, которые непременно будут раскрыты в наших следующих рассказах. 
В очередной четверг, 11 октября, мы рассказываем о наших предметах в рамках межрегионального проекта #МузейнаяАзбука. Сегодня у нас буква «Е». Ярким и удивительным предметом коллекции «Ткани» Музея истории и культуры Среднего Прикамья является епанечка – нагрудная женская распашная одежда, элемент русского костюмного комплекса.
В конце XVIII – начале XIX веков в северных губерниях России непременной принадлежностью сарафанного комплекса являлась нагрудная одежда – душегрея из дорогих материй, – отметила Оксана Ратникова, заведующая отделом – руководитель историко-краеведческого музея.В Вятской губернии она тоже была известна, как шугай или епанечка. Шелковые и парчовые сарафаны дополняли нагрудной распашной одеждой, короткой и без рукавов – епанечкой, она шилась из шелка или парчи, украшалась кружевом из золотных нитей, металлической бахромой.
Епанечка обычно имела гладкий перед, а сзади украшалась крупными веерообразными складками. По крою и системе декора она близка к косоклинному сарафану и, повторяя его трапециевидный силуэт, создавала дополнительный объем, поддерживающий ритм и строй северного праздничного костюма.
Как правило, шилась епанечка из ткани фабричного производства. В XIX века она была распространена в северных губерниях среди зажиточных крестьян.
В Сарапульский музей епанечка поступила из Государственного музейного фонда в 1925 году.
В этот четверг, 18 октября, мы вновь открываем рубрику #МузейнаяАзбука. И сегодня мы посвящаем рассказ о музейном предмете на букву «Ж». В коллекции «Письменные источники» в Музее истории и культуры Среднего Прикамья есть фонд, посвященный Женской гимназии. Об этом старейшем учебном заведении на территории Прикамья нам расскажет Ольга Девликамова, научный сотрудник.
«Женская гимназия считалась одним из важнейших очагов культуры в Сарапуле. Гимназия принимала от 660 до 850 учениц в 1914 году. В учебном заведении проходили концерты, балы, художественные выставки.
Проектирование этого здания возглавил вятский губернский архитектор Иван Чарушин. В проекте аккумулировались лучшие по тем временам строительные идеи, использовался славившийся своей прочностью кирпич местных заводов.
1 мая 1902 года после молебна и освящения началось строительство гимназии, закончившееся к началу учебного сезона 1905 года.
Ограда участка гимназии сохранилась полностью и выполнена в строгих классических формах, гармонично дополняющих декор фасадов самого здания.
В верхнем этаже ризалита главного фасада образуется просторное помещение парадного зала, от которого по периферии расходятся комнаты учебных классов.
К актовому залу ведет парадная трехмаршевая лестница с возвышающимися над дубовыми перилами светильниками – канделябрами и изящной балюстрадой.
В гимназии один из лучших гимназических актовых залов, который, как и в большинстве учебных заведений этого периода, вынесен на верхний этаж среднего ризалита. Актовый зал богато декорирован лепниной, учебные помещения всех трех этажей длинного крыла расположены вдоль южного фасада и объединены коридором».

В конце первого этажа стояла телефонная будка. Кстати, героиня повести Лидии Будогоской «Повесть о рыжей девочке» - Ева Кюн звонила оттуда на пристань, когда решила бежать от отца.
На втором этаже был кабинет начальницы Горчаниновой, мамы реалиста Коли Горчанинова. Всего одну букву поменяла писательница, автор повести. Настоящая фамилия начальницы гимназии – Борчанинова Елена Абрамовна.
В годы Гражданской войны в здании расположился «Пролетарский университет» с астрономической лабораторией Павла Деськова. В 1920 году гимназия была преобразована в единую трудовую школу I степени, а в годы Великой Отечественной войны в здании располагался госпиталь № 1735.
В октябре 1944 года средняя женская школа № 1 переименовалась в школу № 15.
В 1957 году «пятнадцатая» стала опорной школой Академии педагогических наук РСФСР и первой в городе перешла на кабинетную систему обучения.
В настоящее время на базе школы созданы классы гимназисток и реалистов, ежегодно в актовом зале проводятся балы. Являясь одним из передовых учебных заведений, сегодня школа бережно сохраняет традиции образования в городе Сарапуле.
Добавим, выпускница Женской гимназии - Лидия Будогоская написала автобиографическую «Повесть о рыжей девочке» - это книга о Сарапуле. Имя нашего города в ней не упоминается, но пройти дорожками рыжеволосой гимназистки Евы, заглянуть на Соборную площадь, прогуляться по Пушкинскому саду и зайти в здание гимназии можно только в Сарапуле.
Музеем истории и культуры Среднего Прикамья разработан культурно-познавательный маршрут «По Сарапулу с рыжей девочкой». Маршрут основан на топографии города, служившего местом действия повести. Экскурсионная программа предполагает игровые и театрализованные формы, является не только культурно-просветительской площадкой, но и местом интересного и полезного проведения досуга жителей и гостей города. Заказать экскурсию и узнать подробности можно по телефонам: (34147) 4-11-68, 3-40-03.