Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия

Партнерский проект Совета музеев ПФО «Истоки. Рождённые на Волге»

Музей истории и культуры Среднего Прикамья, состоящий в Совете музеев Приволжского федерального округа, стал одним из партнеров проекта «Истоки. Рождённые на Волге». Инициатором проекта выступает Ульяновский областной краеведческий музей им. И.А. Гончарова. 
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов Культурному фонду имени И.А. Гончарова. 
Как сообщают организаторы, в ПФО входят четырнадцать областей и республик, где проживает 30 миллионов человек и более 23 национальностей, говорящих на 14 различных языках. Проект несет просветительскую миссию - знакомит людей с образцами материальной и нематериальной культуры народов, проживающих в регионе, с их историей и традициями.   
Уникальность акции заключается в том, что впервые будут задействованы ресурсы 57 музеев России - членов Совета музеев Приволжского федерального округа. 
В рамках межмузейной акции на протяжении года будут проводиться интернет-акции и онлайн-выставки, а также публиковаться тематические статьи. За проектом можно следить не только в специальном разделе сайта музея, но и в социальных сетях учреждения культуры по единым хэштегам: #ИстокиРожденныенаВолге#ПрезидентскиегрантыРФ#СоветмузеевПФО
#Волга#ИстокиВолга#НародыПоволжья#КультураРФ


С 6 по 12 декабря в рамках премьеры проекта стартует тема «Первые изображения городов и поселений Поволжья». Начинаем проект с разговора об истории Сарапула, его первых упоминаниях и символах города. А поможет нам в этом ученый секретарь Музея истории и культуры Среднего Прикамья Екатерина Касимова.
Самое раннее упоминание географического названия «Сарапул» встречается в 1579 году в писцовой книге московского сотного писца Ивана Яхонтова по Чердынскому уезду, где зафиксированы многочисленные случаи бегства крестьян «на Сарапул». Здесь Сарапулом называлась обширная территория в Среднем Прикамье, где с давних времен существовали поселения финно-угорских, а позднее тюркских племен и народов.
К 1596 году относится следующая запись: «В Сарапуле и Сиве ловят рыбу….» (Российский государственный архив древних актов, фонд №1209 «Поместный приказ, писцовые книги»). В тексте источника также нет прямого упоминания населенного места, но, не исключено, что уже в тот период существовало поселение на месте современного города Сарапула.
Сарапул как населенный пункт под названием «село Вознесенское» впервые упоминается в 1621 году в Дозорной книге Осипа Зюзина: «села Вознесенского, что на Сарапуле, а в нем 132 двора».
Село Вознесенское становится одним из ключевых пунктов Камской опорной линии Российского государства, ему отводится роль охраны участка вновь созданной границы. Это место на Каме являлось значимым пунктом Арской дороги в «Сибирские земли».
В 1704 году впервые в «Описи низовых городов» встречается описание деревянной бревенчатой крепости в дворцовом селе Сарапул, составленное казанским воеводой Е.А. Кудрявцевым «Городок деревянной рубленной двоестенной. А по мере вкруг 379 сажен, в вышину 2 сажени с аршином. На нем 10 башен, в том числе 5 башен проезжие…». О деревянной крепости на возвышенном правом берегу Камы писали и участники Великой Северной экспедиции Санкт-Петербургской Академии наук академики Г.Ф. Миллер и И.Г. Гмелин в 1733 году, участники Физической экспедиции 1768-1774 годах под руководством Петра Симона Паласса. Подробно о местоположении крепости и внутренних её строениях рассказывает «Описание Сарапула» 1764 года, составленное Василием Мироновым: «Подле Вознесенской соборной церкви на север управительский двор, под ним земли длиннику от улиц что меж церковью и двором от ворот до городовой стены двадцать девять, в другом конце, что на восток,- тридцать восемь, поперешнику – двадцать шесть сажен с половиной…».
Крепость была главным символом дворцовой слободы Сарапул вплоть до конца XVIII века и стала первым и главным визуальным символом города на все времена.
Сарапульская крепость на возвышенном берегу изображена на первом историческом гербе города Сарапула, разработанном придворным герольдмейстером А.А. Волковым и утвержденном 28 мая 1781 года императрицей Екатериной II, после дарования Сарапулу в 1780 году статуса уездного города.
«В серебряном поле на высокой горе деревянный рубленый город, которое здание оное место примечания достоин…», — говорится в описании герба.
Сегодня исторический герб города Сарапула является гербом Муниципального образования «Город Сарапул» и центральным элементов флага современного города.
Изображение герба и макет крепости представлены в постоянной экспозиции историко-краеведческого музея.
Кстати, в 2019 году к 110-летнему юбилею Сарапульского музея к созданию готовится новая экспозиция «Сарапул-форпост Прикамья», раскрывающая раннюю историю Сарапула с момента заселения территории до формирования и развития городских структур. Об открытии новой экспозиции мы непременно сообщим на ресурсах музея в социальных сетях и на сайте.
«Этнопалитра Поволжья»: народный костюм – очередная заявленная тема партнерского межмузейного проекта «Истоки. Рождённые на Волге». С 24 по 30 января музеи, входящие в состав Совета музеев Приволжского федерального округа на своих ресурсах будут рассказывать о национальных костюмах, хранящихся в собрании и демонстрируя их отдельные элементы.
Музей истории и культуры Среднего Прикамья в рамках проекта представляет русский костюмный комплекс – народный костюм, являющийся одним из основных в этнографической коллекции старейшего учреждения в регионе. Передаем слово заведующей отделом – руководителю историко-краеведческого музея Оксане Ратниковой.
Удмуртия – многонациональная республика, здесь проживают представители более 100 национальностей и этнических групп.
Город Сарапул занимает особенное место в составе республики, преобладающая часть населения – русские.
Территория Среднего Прикамья, географически располагаясь на стыке леса и степи, издавна была заселена народами финно-пермской языковой семьи – удмуртами, коми-зырянами и коми-пермяками. Многочисленные археологические объекты на территории Сарапульского района и города свидетельствуют об исторических и культурных традициях финно-угорских народов Прикамья.
После разгрома Казани в 1552 году в отсутствии грозного противника в лице Казанского ханства русское население из верхнекамских земель начинает освоение правобережной части Средней Камы. Основные миграционные потоки идут на Среднюю Каму с северорусских земель через Вятку и Верхнее Прикамье, в меньшей степени через Среднее Поволжье из центральных районов Московского государства.
Дмитрий Константинович Зеленин, этнограф, изучая культуру сарапульцев, относил местных жителей к «пермским русским» и считал, что «Сарапульцы… это в сущности сибиряки…».
Николай Николаевич Блинов, этнограф, краевед, священнослужитель, подтверждал, что в 1584 году в Башкирский край, в границах которого располагался Сарапул, являются переселенцы – «русские из нынешней Казанской, Сибирской и Пермской губерний как припущенники за ясом». О двух потоках заселения Среднего Прикамья пишет и современный исследователь Пермской земли Георгий Николаевич Чагин: «Здесь начинают селиться русские крестьяне из Северного Прикамья и Среднего Поволжья».
С 1780 года Сарапул стал центром Сарапульского уезда Вятской губернии.
Этнографические материалы, поступившие в Сарапульский музей в начале XX века, дают представление о материальной и духовной культуре населения Сарапульского уезда. В их числе предметы русского народного костюма, ставшие основой этнографической музейной коллекции.
Среди первых поступлений от учредителей музея была коллекция головных уборов, поступившая от Михаила Семеновича Тюнина, а также предметы бытовой утвари, поступившие от Порфирия Павловича Беркутова.
Дореволюционные музейные собрания русских костюмных комплексов достаточно выразительны – это сарафаны: косоклинные, дубасы, круглые; юбки; рубахи; головные уборы: кокошники, повойники, шамшуры, а также предметы мужского гардероба: рубахи и штаны (около 100 предметов).
Одежда русских народов, проживающих в регионе, несет в себе традиции северорусского населения.
Ярким примером является женский комплекс, представленный в основной экспозиции музея. Костюм состоит из праздничной рубахи белого цвета, косоклинного сарафана, женской нагрудной одежды – епанечки, головного убора – кокошника, датированные периодом кон. XIX - нач. XX вв.
Рубаха была основой крестьянской одежды, ее носили отдельно и обязательно включали во все ансамбли: поневный, сарафанный и с юбкой.
К рубахам было особое отношение: с ними связывались различные поверья о благополучии человека. Существовали рубахи и для особых случаев, например, надеваемые на покос. Повседневные рубахи шили из однотонного и цветного холста, праздничные из однотонного холста или фабричной ткани и украшали ткаными узорами.
До середины XIX века русские женщины носили в основном белую льняную или посконную (конопляную) рубаху, украшенную вышивкой или узорным ткачеством, вставками кумача, реже ситца. Со второй половины XIX века в районах, прилегающих к городам и торговым центрам, белую рубаху стали заменять цветной, изготовляя ее из кумача, пестряди, комбинируя с ним белый холст.
Важным по значимости в комплексе крестьянской одежды был сарафан. Сарафан носили поверх рубахи. В крестьянский костюм сарафан пришел не ранее XVII века. Его шили из привозных шелковых, парчевых и шерстяных тканей и украшали по вороту, проймам и подолу узкими полосами золотого шитья.
Конец XVIII – начало XIX веков были периодом триумфа косоклинного сарафана в народном костюме центральных, северных и отчасти южных областей России. В середине XIX века косоклинный сарафан сменяется круглым, так называемым московским, который шили из кумача, ситца, пестряди, а праздничные из более дорогих тканей.
Непременной принадлежностью сарафанного комплекса являлась нагрудная одежда – душегрея из дорогих материй. На Среднем Урале она была известна, как шугай или епанечка. Покрой их был прямым и косоклинным.
На рубеже XIX – XX веков повседневными головными уборами женщин были платки, косынки, шали, полушалки. Наравне с ними продолжали бытовать старинные уборы, близкие по форме и названию к Северным и средне-русским. Девушки носили налобные повязки в виде широкой полоски, в будни – из льна, а в праздники шелковые с украшениями из бисера, позумента, серебряных и золоченых нитей. Замужние женщины носили кокошники, повойники, шамшуры, которые впервые надевали в день свадьбы.
Распространенной женской обувью были лыковые или берестяные лапти с круглым носком.
Сегодня дореволюционное музейное этнографическое собрание является бесценным источником в изучении народов, проживающих в регионе.
Сарапульский музей совместно с городским отделением Всеудмуртской Ассоциации «Удмурт Кенеш» присоединился к третьему этапу партнерского межмузейного проекта «Истоки. Рождённые на Волге».
19 февраля, в заключительный день проведения акции под названием «Мир дому твоему», мы представляем рассказ об уникальном печатном издании из собрания музея – первой газеты на удмуртском языке «Гудыри». Вы не только узнаете историю становления газеты, но и услышите небольшой фрагмент материала, опубликованного в издании.
В сюжете используются два языка: национальный – удмуртский и русский перевод. Приятного просмотра и знакомства с историей края!


Партнерский проект «Истоки. Рождённые на Волге», поддержанный музейным сообществом Приволжского федерального округа, продолжается. Четвертая по счету тема проекта называется «Народ, одетый в самоцветы». 

С 12 по 19 марта в сети Интернет музейщики будут рассказывать об украшениях и головных уборах народов Поволжья, представленных в экспозиции и фондовом собрании. 

Сарапульский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник поведает об удмуртском женском головном уборе – «Айшоне» и обряде, связанным с этой уникальной вещью. Передаем слово заведующей отделом «Дача Мощевитина – детский музейный центр» Марине Бондарь.

В культуре народов Поволжья искусство удмуртов красочно и многообразно. Особый интерес представляют костюмные комплексы конца ХIХ - начала ХХ веков, сохранившиеся до наших дней и их изображение на картинах сарапульских художников.  

В собрании Сарапульского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника есть уникальная картина Порфирия Павловича Беркутова «Удмуртка в айшоне».

«Айшон» - национальный женский головной убор. Имел в основе полоску бересты в форме усеченного конуса, обшитого холстом, спереди конусообразный колпак покрывался монетами, по краям украшался бусами и бисером. Покрывался такой головной убор «сюлыком». Высота «айшона» достигала 35 см. 

С берестяным «айшоном» и «сюлыком» у удмуртов связано много традиций и обрядов. Один из обрядов проходил следующим образом, в день свадьбы прежде, чем одеть на невесту женский головной убор, «айшон» выкладывали на стол и родственники со стороны жениха прикрепляли к нему в качестве подарков различные подвески и монеты. А перед тем как выводить невесту к гостям совершали обряд. Под «сюлыком» по очереди плясали несколько женщин и только после этого покрывали им невесту. После свадьбы молодыми совершалось жертвоприношение и моление целый день в куале (постройке культового назначения). Для такого обряда молодые не жалели ни лучших явст, ни лучшей кумышки. Молодая хозяйка пекла пироги, а муж шел в лес за пихтовыми ветками, которые ставили в передний угол куалы. Перед ветками размещали жертвенную пищу и женский головной убор «айшон» с «сюлыком». 

После этого обряда при каждом семейном молении в куале расстилался женский «сюлык». На этот «сюлык» полагался хлеб, кусок вареного мяса и каша. «Айшон» у жены жреца хранился как ритуальный предмет в родовом святилище и передавался из поколения в поколение, до той поры пока не истлеет.


Рассказ о символах и традициях национальных вышивок народов, проживающих на территории Приволжского федерального округа, лег в основу очередной темы партнерского проекта «Истоки. Рождённые на Волге». 
Главная задача проекта – формирование целостного представления о единстве народов Поволжья через материальную и нематериальную культуру. На страницах сайтов и в сообществах в социальных сетях музеи региона познакомили с историей своих городов, продемонстрировали костюмные комплексы и головные уборы, научили приветствовать на языках народов края. 
Сегодня, 24 апреля, в рамках темы «Узоры Поволжья: национальная вышивка» Сарапульский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник представляет женские головные уборы, украшенные богатой вышивкой. А поможет детально разобрать музейные предметы ведущий методист Ирина Омелюхина. 
В экспозиции Сарапульского музея-заповедника представлены предметы, от которых у любой рукодельницы, владеющей вышивкой, учащенно начинает стучать сердце! Например, женские головные уборы — шамшура и наколка. Эти праздничные головные уборы украшены богатой вышивкой, в рисунках которых использованы растительные мотивы.
Эффектный вид изделиям, придает золотная вышивка, выполненная с применением техники «в прикреп», — рассказывает Ирина Омелюхина, ведущий методист Сарапульского музея-заповедника. — Данная техника использовалась для заполнения крупных деталей рисунка. Орнамент расположен свободным узором по красному бархату. Сочетание золоченых блестящих нитей с ярким праздничным цветом фона — излюбленный приём украшения головных уборов.
Другая используемая техника «шитьё по карте». Сначала вырезают необходимые элементы узора из какого-либо плотного материала, например, картона, березы или кожи, далее наклеивают на ткань в соответствии с нужным рисунком и после этого их обшивают золотой нитью в «прикреп». Для прикрепляющей нити из шелка заранее размечали узор на подложке и потом с помощью тонкого шила проделывали отверстия в нужных местах. Какой кропотливый труд! А на изделии легкие, разбросанные по фону стебли со множеством листьев, цветов, составляют причудливый орнамент на фиолетовом фоне. Данные изделия были очень дорогими, составляли ценную часть приданного и передавались по наследству.
Из века в век женщины любили украшать одежду и предметы быта. И вышивка сохраняет не только традиции, культуру прошедших времен, но и доносит до современников вкусы и художественные пристрастия безымянных мастериц. За многовековую историю были разработаны и получили свое развитие многочисленные виды, самые популярные из них это вышивки крестом, гладью, ришилье, лентами, шелком и др. Среди них ярким акцентом представлена вышивка золотом. Хотя техника нередко и перекликается с вышивкой гладью, золотое, или золотное шитье — это отдельный вид рукоделия. В данном виде используются такие материалы как, металлизированные нити и шнурки, картон и фетр, шелк и хлопок.
Золотное шитьё — это одно из образцов старинного женского декоративно-прикладного искусства, которым исстари славились русские рукодельницы. По мнению историков, оно появилось на Руси около десяти веков назад и пришло к нам из Византии. На Руси упоминания о золотошвейном искусстве встречаются в летописях, старинных документах, а также в отзывах иностранных путешественников, начиная с XI века, но особенно много описаний и даже изделий сохранилось с XV века. Изделия, относящиеся к этому времени, представляют собой различные церковные принадлежности (покровцы и покрова, пелены, плащаницы, завесы и пр.), а также иконы, шитые иконостасы, хоругви, знамёна. В нашем музее церковное облачение и атрибуты, украшенные золотошвейным шитьем, также представлены в отдельной экспозиции.
Выполняли вышивку на дорогих плотных тканях: тафте, атласе, парче, бархате, а также на замше и коже. Вышивкой золотом принято называть вышивку металлической нитью — золотной, серебряной. Выделывали металлическую нить особым способом — волочением, получали тончайшую проволоку, которую называли волочёное золото (или серебро). Обвивая вручную этой проволокой льняную нить, получали спряденную нить, которую так и называли пряденой. Позже стали изготавливать пряденую нить из волочёного золота, серебра и золочёного серебра с шёлком. Такая нить получила название скань. Четвёртой разновидностью металлической нити была бить (названная так по способу получения), которая представляла собой очень тонкую и узкую полоску. Из битья путем скручивания этой тонкой полоски в спираль получали витушку, называемую также канителью. Разумеется, из-за дороговизны материала и трудоёмкости изготовления из него разных нитей весьма велика была и цена самих нитей.
В наш скоростной век немногие рукодельницы владеют техникой золотного шитья в силу того, что применяемые материалы очень хрупкие и легко ломаются, и мастерица должен обладать «золотым терпением». Но так хочется, чтобы и в настоящее время золотное шитье продолжало радовать своей красотой и богатством. И возможно рядом с головными уборами XIX — начала XX века в нашем музее появится экспонат золотного шитья XXI века.

События и герои Великой Отечественной войны легли в основу очередной темы партнерского проекта «Истоки. Рождённые на Волге». Патриотическая сетевая акция направлена на воспитание чувства гордости к малой родине. В рамках «Линейки памяти» участники проекта в сети Интернет рассказывают о доблестных подвигах наших солдат.
Сарапульский музей-заповедник познакомит своих подписчиков с танкистом, Героем Советского Союза Вадимом Сивковым.
Давно отгремели последние залпы Великой Отечественной войны, но мы снова и снова возвращаемся в те «сороковые — огневые». Возвращаемся, чтобы по крупице восстановить события самой страшной трагедии ХХ столетия и отдать дань уважения и благодарности тем, кто щадя своей жизни, шел в бой и отстоял свое Отечество.
Из Сарапула на фронт было отправлено около 25 тысяч человек, почти половина из них не вернулась домой. Более 30 наших земляков были удостоены звания Героя Советского Союза. Своей кровью, а подчас и жизнью писали они огненную летопись 1941-1945 гг.
Весной 1944 года части Красной Армии подошли к Южному Бугу. Здесь, в боях за Украину, участвовал младший лейтенант, танкист Вадим Александрович Сивков (21.02.1925 — 15.03.1944), уроженец Пермской области, проведший свое детство в Удмуртии.
Вадим Сивков родился в городе Усолье Пермской области. Его отец Александр Архипович был военкомом, мать Мария Ефимовна воспитывала троих детей: сыновей Евгения и Вадима и дочь Тамару. Вадим учился в 22-й школе города Ижевска. В 1938 году переехал в город Сарапул, продолжал учебу в школе № 17. Затем поступил в Казанское танковое училище, по окончании которого в конце 1943 года получил звание младшего лейтенанта и был направлен к месту службы — в 212-й отдельный танковый полк, на вооружении которого состояли американские танки M4A3 «Sherman», которые от наших Т-34 отличались более тонкой броней. Наши солдаты эти танки не любили, потому что горели они, как спичечные коробки.
В 1944 году Вадим Сивков принимал участие в боях на 3-м Украинском фронте. Командовал боевой машиной за номером № 017. В бою на реке Ингулец, южнее Кривого Рога, танк Сивкова получил повреждения и остался в тылу, а полк направился в сторону Николаева. После завершения ремонта танк № 17 двинулся догонять свою часть. На рассвете 13 марта они оказались в селе Явкино, расположенном километрах в двадцати от Николаева. Танк под командованием Вадима Сивкова ворвался в Явкино и открыл стрельбу из всех орудий. Позже в наградном листе напишут: «Умело маневрируя по улицам, он создал видимость, что в село ворвалось, по меньшей мере, 10 танков. Противник в панике метался от одного дома к другому, с одной улицы на другую, но всюду попадал под ураганный огонь и гусеницы танка».
Молодые танкисты уничтожили 250 гитлеровцев, раздавили до 100 повозок, захватили 3 исправных танка, 12 бронетранспортеров, 3 орудия, 5 минометов, 75 автомашин и до 250 повозок с военным имуществом. Победное шествие могло продолжаться и дальше, но танк попал в колею и застрял в ней.
«В ночь на 14 марта немцы пошли в атаку и заняли село. В темноте наш танк упал в глубокий ров, мы остались вдвоем с радистом и решили погибнуть, но в плен не идти. Живу, может быть, последние минуты…» — писал младший лейтенант своим родным.
Экипаж отбивался из последних сил, но немцы уже вплотную подошли к танку… На рассвете жители села Явкино услышали глухой взрыв: за дамбой, где находился советский танк, взметнулись комья земли. Вадим взорвал себя вместе с танком.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года младшему лейтенанту Вадиму Сивкову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Похоронен в селе Явкино Николаевской области на Украине. После смерти Вадима, на месте гибели было найдено письмо родителям, в котором он прощался с родными.
7 мая 1975 года по решению сарапульского исполкома Горсовета улица 1-я Загородная была переименована. Сегодня улица носит имя героя Советского Союза Вадима Сивкова.
17 декабря 1975 года был открыт бюст у школы № 14 - пионерская дружина носила имя героя, деньги на бюст собирали школьники, они сдавали металлолом и макулатуру. 30 августа 1984 года бюст открыли у школы № 18, так как были объединены школы № 14 и № 18. Сейчас бюст Вадима Сивкова установлен у школы № 17, где он учился до поступления в танковое училище.
Сарапульцы помнят и чтут своего Героя, возлагая к бюсту цветы.

В зале истории города Сарапульского музея-заповедника внимание посетителей неизменно привлекает макет железнодорожного моста через реку Каму. В рамках очередной темы «Мосты, объединяющие Нас» межрегионального проекта «Истоки. Рождённые на Волге» мы расскажем о железнодорожном мосте через Каму около г. Сарапула.
Материал, подготовленный Мариной Шитовой, заведующей отделом мониторинга и популяризации объектов культурного наследия Сарапульского музея-заповедника, представляем далее.
В брошюре Н.А. Березкина «Дважды рожденный. Рассказ клепальщика камского моста С. Рыбкина» (издательство «Удмуртия», 1977 год) приведен интересный материал об истории строительства и восстановления железнодорожного моста через реку Каму около нашего города.
Представляем вашему вниманию фрагменты брошюры, написанной по воспоминаниям непосредственного участника событий:
«По рекам Каме и Вятке 6 мая 1916 года на баржах с оборудованием и личным скарбом около 500 человек прибыло к будущему мосту у Сарапула. Разгружаясь с барж, мы увидели, что подготовительные работы идут к завершению.
По обеим сторонам Камы на лошадях подвозили лес, бутовый камень, возводили дамбы. Земляные работы проводили подрядчики итальянцы Берлин и Лурье. Из воды башнями высилось пять опор-быков, на которых предстояло нам сооружать мост. Каменотесы клали глыбы гранита в последнюю опору. На высокой насыпи, вооружившись вагами, копошились военнопленные мадьяры в синих шинелях. Они дружно напевали: «Ой, рупь! Ой, рупь!», сдвигая и состыковывая рельсы. Суетились маленькие паровозы и, пронзительно свистя, подвозили вагончики с материалами. С реки доносилось уханье паровой бабы, забивающей сваи для будущей рештовки (прим. – строительные леса).
Невдалеке сгрудились барачные застройки с подслеповатыми оконцами и кротиные бугры землянок. По всему видно, что тут трудились и кормились сотни людей… Не успели мы разместиться на новом месте, как с Воткинского завода приплыли баржи с конструкциями и оборудованием. И над Камой полилась протяжная, как стон, «Дубинушка». 
 
«Раз, два, взяли! Пойдет! Сама пойдет!» - слышалось с шести утра до шести вечера. Один час на обед. Сейчас, в век техники, «Дубинушка» исполняется только на сцене, а мы на своем горбу почувствовали, как она тяжела. Какую надо было выработать дружную хватку, чтобы вытянуть груз, которого, бывало, глаза боялись!..  
Но вскоре П.А. Старженецкий-Лаппа (прим. – начальник мостоцеха Воткинского завода, инженер-технолог) прислал из Воткинска механика Лисина Илью Егоровича с паровым краном. Для подъема груза на мост был установлен электрокопер, два деревянных портальных крана и лебедки. Эта механизация ускоряла работу…
Война заставляла все туже подтягивать ремни. Цена печеного хлеба за какой-то год возросла в пять раз – с 5 до 25 копеек за фунт, и в столько же раз подорожали яйца, в три раза подорожали мясо и картофель… 

11 января была проложена железнодорожная ветка по льду Камы, по ней на лошадях перекатывали вагоны с грузом на левый берег. Тогда же была проложена железная дорога протяженностью в 129 километров до станции Куеда.
7 февраля, закончив сборку первого пролета в 123 метра, мы приступили к сборке и клепке второго пролета.
Несмотря на сражения Гражданской войны, 10 января 1919 года, на 6 дней раньше срока, мост был сдан в эксплуатацию, и в этот же день бойцы Азинской дивизии послали подарок Москве – по мосту, громыхая, прошел первый эшелон с башкирским хлебом
».
А впереди были трагические события: взрыв пролета моста для сдерживания наступления армии Колчака и героические усилия по восстановлению моста после освобождения Сарапула от белогвардейцев. Но это уже отдельная история.

Сарапульский музей-заповедник продолжает делиться интересными историями в рамках межрегионального проекта «Истоки. Рождённые на Волге». Шедевры естественнонаучной коллекции музеев Приволжского федерального округа легли в основу очередной темы проекта «Я эту землю родиной зову». Сарапульский музей расскажет о редком минерале – волконскоите. Этому предмету из собрания старейшего музея республики в этом году исполнилось 85 лет! 

Подробный рассказ о полезном ископаемом от главного научного сотрудника нашего музея, заслуженного работника культуры Удмуртской Республики Светланы Шкляевой, представляем далее.   

Богат Сарапульский музей-заповедник своими фондовыми коллекциями, которые скрупулезно собирались музейщиками с далекого 1909 года. Каждая коллекция состоит из предметов со своей историей. Дата деятельности музея 110-я юбилейная, и дата поступления предлагаемого предмета будет юбилейная – 85 лет хранения в музее.   

25 июля 1934 года от профессора И.И. Крома поступил в Сарапульский музей чудо – минерал под названием ВОЛКОНСКОИТ, – рассказывает Светлана Шкляева, главный научный сотрудник Сарапульского музея-заповедника. – Доставили этот образец зеленого цвета из села Шаркан Удмуртской АССР, где его обнаружил ученый в выходах глинистых жил.   

Ранее отмечали, что наиболее известные месторождения волконскоита обнаружены в Пермском крае, Кировской области и Удмуртии. На Московском иконописном портале обнаружена дополнительная информация: «Известен в ряде месторождений мира (Бразилия, Норвегия, Италия, Германия, Израиль, США), как продукт выветривания змеевиков».  

Впервые, уникальный камень зеленого цвета был обнаружен в 1830 году в Пермском крае. Назван в честь празднующего свой юбилей, министра Императорского двора, князя Петра Волконского. Находки волконскоита связаны с поисками месторождений меди, когда крестьяне приносили исследователям камушки зеленого цвета, маслянистые на ощупь, достаточно хрупкие, часто с примесями песчаника. Насыщенность зеленого цвета обусловлена содержанием хрома в минерале. Именно тогда, было высказано предположение о возможности изготовления из волконскоита минеральной краски зеленого цвета. Позднее, в начале ХХ века при поисках фольбортита, который является спутником урана, геологи обратили внимание, что волконскоит залегает в полостях – пустотах «от выгнивших стволов». Было высказано предположение о связи ископаемых растений и волконскоита. На тот момент времени оставалось большой загадкой, почему волконскоит залегает только на определенной территории государства. 

Академик Александр Ферсман в 1922 году писал: «До сих пор и генетически, и геохимически образование этого минерала нам кажется загадочным...». По рекомендации Александра Евгеньевича, волконскоитом занимался Институт прикладной минералогии и металлургии. Испытания, проводимые в 1927 году, под руководством профессора Высшего художественного института Н.В. Туркина, была получена декоративная краска под названием «Зеленая земля – минерал волконскоит». За высокую прозрачность красочного слоя, оценил эту краску и Пабло Пикассо, обратившись за волконскоитом в Советский Союз.
В 30-х годах ХХ века месторождения волконскоита изучали: экспедиция Всесоюзной конторы «Лакокрассырье», «Уральское геологическое управление» и Пермский университет, – отмечает сотрудник музея. – Тогда же были созданы и мелкомасштабные геологические карты Европейской части СССР. Автором карты из 89 листов и был И.И. Кром, от которого в 1934 году поступил волконскоит. Лично для меня и сегодня остается загадкой, каким образом, И.И. Кром, проводивший геологическую съемку на площадях Костромской области и в верховьях реки Унжи, оказался в Шарканском районе, а затем и в Сарапуле?

Разгадывать загадку волконскоита музейщики Сарапула будут и дальше, а сегодня 85 лет спустя, на занятии «Полезные ископаемые» ребята с удивлением и восхищением знакомятся в экспозиции с редкой минеральной краской волконскоит, которой во время Великой Отечественной войны, красили наши победные танки, а месторождения волконскоита находятся в Удмуртской Республике. Промышленной добычи минеральной краски в республике в настоящее время нет.   

Бережно хранит земля свои недра, не отдает свои загадочные богатства. Поможем все вместе сохранить сокровища земли удмуртской. Узнаем все о зеленом цвете в Сарапульском музее-заповеднике на занятии «Волконскоит – цвет жизни!» в новом учебном году.

* При подготовке материала использованы Интернет-ресурсы: http://www.mosip.ruhttps://elementy.ru и http://istochnic.org

В рамках девятой темы межрегионального проекта «Истоки. Рождённые на Волге», проходящей с 8 по 22 июля в сети Интернет и на площадках музеев России, Сарапульский музей-заповедник расскажет о своем знаменитом уроженце и представит его выдающиеся заслуги в развитие страны, края и города.

А познакомим мы вас с Николаем Николаевичем Блиновым – священником, педагогом, первым краеведом Сарапула, одним из основателей музея Сарапульского земства. Подробнее о выдающемся земляке, его профессиональной и творческой деятельности расскажет Елена Опалева, главный научный сотрудник Сарапульского музея-заповедника.

Родился Николай Николаевич 7 октября 1839 года, ровно 180 лет назад,– комментирует Елена Сергеевна. – Закончил Вятскую духовную семинарию. Свою пастырскую деятельность он начал в селе Карсовай Глазовского уезда Вятской губернии. Там молодой священник решил посвятить свою жизнь просвещению простого народа. Николай Николаевич изучал быт и нравы своего прихода и пытался создать школу для удмуртских детей. Школа была открыта. А в 1867 году увидела свет первая удмуртская азбука «Лыдзон», которую и составил сам священник.

Наряду с педагогической деятельностью Николай Блинов занимается этнографическим и статистическим исследованием края. В «Вятских губернских ведомостях» публикуются его этнографические труды, за которые исследователь был принят в члены Русского Географического общества и награжден бронзовой медалью.

После Карсовая Николай Николаевич был учителем в других населенных пунктах, где он вводил новые методы обучения детей – наглядные пособия и ручной труд, создавал школьные библиотеки, писал методические пособия для учителей.

В 1868 году Вятское губернское земство выпускает руководство для учителей, составленное Николаем Блиновым и книгу «Грамота. Учебник для народа». Эти книги были рекомендованы Министерством народного просвещения для использования и быстро распространились по земским школам. А по «Грамоте» обучали русскому языку даже арабских детей!

Занимался Николай Николаевич вопросами земской статистики Вятской губернии, – отмечает сотрудник Сарапульского музея. – Его статистические труды давали полную картину развития Вятского края. Этим могли похвастаться далеко не все российские губернии.

В 1872 году Николай Блинов участвовал в первом всероссийском съезде учителей в Москве, где становится сотрудником ряда газет и журналов. Участие священника в прессе становится роковым. В 1875 году Николай Николаевич был привлечен по делу о пропаганде в империи и вынужден был покинуть Вятскую губернию.

В 1875 году он поселился в Петербурге и жил на случайный литературный заработок. В 1879 году получил место священника в Сарапульском Вознесенском соборе. Живя и работая в Сарапуле, Николай Блинов занимался литературной деятельностью, изучал историю края, участвовал в культурной жизни города, являлся попечителем Сарапульской библиотеки и одним из учредителей музея Сарапульского земства, помогал в организации народных школ и пункта для выработки противооспенной вакцины. В эти годы им были написаны работы по истории Сарапула и земства.

Николай Николаевич стал идейным вдохновителем создания Прикамской губернии из трех уездов: Сарапульского, Елабужского и Малмыжского с центром в Сарапуле. Продолжал Н.Н. Блинов посылать свои статьи и в российские газеты и журналы: «Земство», «Новости», «Исторический вестник» и другие.

В 1896 году Николая Николаевича перевели из Сарапула в село Белышево, где он снова занялся изучением быта нерусских народностей. В 1908 году Николай Блинов вернулся в Сарапул. Здесь он вновь принимается за краеведческие исследования, занимается вопросами экономики Сарапульского края. В это время его заинтересовала жизнь знаменитой землячки, кавалерист-девицы – Надежды Дуровой и он стал ее первым биографом.

Всего Николай Николаевич Блинов написал более 20 книг. Вот некоторые из его трудов по истории и экономике Сарапула: «Вскрытие реки Камы у Сарапула» (1880 г.), «В дополнение к историческим сведениям города Сарапула» (1884 г.), «Город Сарапул» (1887 г.), «Сарапульская хлебная торговля» (1888 г.), «К 100-летнему юбилею г. Сарапула» (1880 г.), «Сарапул. Исторический очерк» (1887 г.), «Историко-статистическое описание Сарапульского уезда, города Сарапула, Воткинского и Ижевского заводов» (1887 г.), «Заселение Закамья» (1898 г.), «Устройство водопровода и электрического освещения в городе Сарапуле» (1909 г.), «Кавалерист-девица Дурова-Чернова-Александров» (1912 г.), «Земство за полвека» (1914 г.).

    

В 1911 году Николай Николаевич решил передать свою библиотеку музею Сарапульского земства, на организацию которого он потратил много сил. В сохранившемся списке этой библиотеки перечислены книги и журналы по истории, политэкономии, географии, статистике, медицине и краеведению. Очень широки были интересы этого незаурядного человека.

Умер Н.Н. Блинов в канун 1918 года в Сарапуле. Сегодня имя Николая Николаевича Блинова упоминается наряду с именами великих педагогов России. Его исследования, несмотря на их слабости, до сих пор используются краеведами. Его жизнь навсегда останется славной страницей истории культурного развития края и страны.